Вып. 14, год 2002

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИХ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ


The American Journal of Psychiatry 2001; 158:7, 1001–1009

ПРИМЕНЕНИЕ ПСИХОТРОПНЫХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ В ПЕРИОД КОРМЛЕНИЯ ГРУДЬЮ

Vivien K. Burt, M.D., Ph.D.; Rita Suri, M.D.; Lori Altshuler, M.D.; Zachary Stowe, M.D.; Victoria C. Hendrick, M.D.; Erin Muntean, M.D.
Адрес для корреспонденции: Dr. Burt, Women’s Life Center, UCLA Neuropsychiatric Institute and Hospital, 300 UCLA Medical Plaza, Suite 2337, Los Angeles, CA 90095-6968
The Use of Psychotropic Medications During Breast-Feeding
© 2001 American Psychiatric Association. Printed by permission

Цель. Подготовить обзор факторов риска и благоприятных результатов применения психотропных лекарственных препаратов в период кормления грудью для здоровья и благополучия матерей и их младенцев. Обсудить стратегии ограничения воздействия лекарственных препаратов на младенцев на фоне эффективного лечения кормящей матери.

Метод. Для того чтобы оценить применение психотропных препаратов в период кормления грудью, проводился поиск литературы (начиная с 1955 года) в электронной базе данных MEDLINE. Во время поиска учитывались все категории психотропных веществ, а также каждое вещество, упоминаемое в связи с кормлением ребенка, грудным вскармливанием, послеродовым периодом, лактацией, а также грудным молоком.

Результаты. Не обнаружено ни одного контролируемого исследования безопасности психотропных препаратов при кормлении грудью. Описания единичных случаев и некрупная серия случаев для каждого отдельного психотропного препарата составляют основу предлагаемых методических рекомендаций по лечению психических расстройств у женщин, которые кормят своих детей грудным молоком. Таким образом, каждый отдельный случай должен рассматриваться на индивидуальной основе с хорошо продуманным анализом факторов риска и благоприятных результатов вскармливания и подверженности младенца воздействию лекарственных препаратов. Следует также проверять исходное клиническое состояние младенца.

Выводы. В послеродовом периоде женщины подвержены психическим расстройствам, поэтому нередко приходится решать, принимать ли психотропные препараты во время грудного вскармливания ребенка. Если эти препараты показаны, родители должны получить имеющуюся информацию относительно действия этих средств на новорожденного. Таким образом можно принять информированное, осознанное решение. В случаях применения психотропных препаратов во время грудного вскармливания ребенка настойчиво рекомендуется привлекать к обследованию ребенка педиатра.

Материнское молоко имеет много преимуществ и оказывает благоприятное действие на развитие ребенка. Американская академия педиатрии одобряет грудное молоко как наилучший и единственный источник питания, необходимый младенцу в первые шесть месяцев его жизни [1]. У вскармливаемых материнским молоком младенцев ниже показатели распространенности желудочно-кишечных заболеваний, анемии, заболеваний органов дыхания, а также воспаления среднего уха [2, 3]. Кроме того, грудное вскармливание предоставляет уникальную возможность устанавливать связь между младенцем и матерью [4].

Восприимчивость к развитию психического заболевания в течение первых трех месяцев после родов повышает вероятность назначения психотропных препаратов [5, 6]. При анализе факторов риска и благоприятных результатов применения психотропных лекарственных препаратов в период грудного вскармливания необходимо учитывать подтвержденные преимущества грудного вскармливания, возможное неблагоприятное влияние нелеченного психического заболевания у матери на привязанность, развитие когнитивной деятельности и формирование поведения у младенца, а также последствия нелеченного психического заболевания у матери [7–13]. В этой статье приводится обзор литературы по различным классам психотропных лекарственных препаратов для того, чтобы обеспечить основу для грамотного планирования лечения.

В среднем у кормящих матерей выделяется от 600 до 1000 мл молока в сутки. На концентрацию лекарственных препаратов в молоке влияют рН, содержание белков и жиров. Они варьируются в послеродовом периоде и в различное время в период одного кормления, приводя к заметным колебаниям концентрации в порциях молока. Показатель рН молока колеблется в пределах 6,35–7,65 [14]. Зрелое молоко вырабатывается примерно через две недели после родов. Более высокое содержание жиров в “заднем” молоке (молоко, которое выделяется во второй половине кормления) повышает вероятность того, что вторая половина будет иметь более высокую концентрацию материнских лекарственных препаратов, чем первая (“переднее” молоко). К другим важным факторам, влияющим на концентрацию лекарственных препаратов в грудном молоке, относятся лактоза, сывороточный альбумин, лизоцин, около 30 ферментов, пролактин, а также такие минералы, как кальций и фосфаты [15].

На степень воздействия лекарственного препарата на младенца влияет скорость всасывания и поступления вещества в систему кровообращения матери, диффузия из крови в грудное молоко, а также скорость всасывания этого вещества младенцем. Прием лекарственного препарата непосредственно после кормления минимизирует количество вещества в молоке и максимально увеличивает клиренс перед следующим кормлением [16]. В экспериментальных исследованиях было наглядно показано, что активность системы цитохрома Р-450 у зрелого новорожденного составляет примерно половину той, которая обнаруживается у взрослых [17]. Система каждого печеночного энзима созревает с разной скоростью в период развития младенца. Таким образом, метаболизм различных субстратов происходит в различные периоды созревания. Например, активность глюкуронилтрансферазы, достаточная для того, чтобы метаболизировать билирубин через три дня после рождения, оказывается недостаточной для надежного расщепления хлорамфеникола, по меньшей мере, до десяти дней. Незрелость печеночных ферментов еще больше выражена у недоношенных младенцев. Как минимум, в течение первых двух недель жизни способность расщеплять лекарственные препараты и у доношенных, и у недоношенных детей снижена [17].

Хотя соотношение массы почек и массы тела у младенцев в два раза больше, чем у взрослых, почки новорожденного функционально незрелы. При показателе клубочковой фильтрации, составляющем лишь 30–40% значений у взрослых, и секреции трубочек, составляющей 20–30% функции взрослых, почечная экскреция значительно снижена. Следовательно, соединения, выделяемые почками, имеют тенденцию накапливаться в организме младенца, оказывая со временем токсическое действие [18]. Что касается доношенных младенцев, показатель клубочковой фильтрации, отмечаемый у взрослых, достигается в период между вторым и пятым месяцами жизни [19].

Поскольку у новорожденных гематоэнцефалический барьер также незрелый, концентрация жирорастворимых веществ в спинномозговой жидкости может быть в 10–30 раз выше, чем в сыворотке [20], и при одинаковой концентрации в сыворотке содержание в СМЖ будет выше у младенцев, чем у взрослых [21]. Поскольку в организме новорожденных недостаточно мест отложения жира, у них концентрация жирорастворимых веществ в центральной нервной системе выше, чем у младенцев постарше [22].

Несмотря на сложность фармакокинетики и изменчивость некоторых описанных процессов у отдельных индивидов, в большинстве сообщений не объясняются данные о материнском молоке или о младенце. Нередко воздействие на младенца оценивается путем измерения концентрации лекарственного вещества в молоке и среднего суточного потребления молока.

Метод

В этом обзоре представлен анализ 95 исследований и сообщений, охватывающих 32 психотропных препарата, принимаемых кормящими матерями. В 66 исследованиях измерялась концентрация лекарственных веществ в сыворотке крови младенцев. В некоторых случаях концентрации лекарственного препарата оказывали как внутриутробное воздействие, так и через грудное молоко. Широкий диапазон изменчивости чувствительности и надежности каждой из проб не позволял разделить сообщения об отдельных случаях на статистически значимые группы. В большинстве сообщений отсутствовали данные о концентрации лекарственного вещества в зависимости от времени приема дозы. Редко учитывается интервал между временем приема дозы лекарственного препарата и временем кормления ребенка. Наконец, в тех сообщениях, где описывается клиническое состояние ребенка, оценка его поведения редко основывается на результатах стандартизированной клинической оценки.

Чтобы избежать неправильной интерпретации данных с таким большим количеством ограничений и поскольку клиническая значимость концентрации лекарственных препаратов в сыворотке крови младенцев неясна, подробно обсуждаются только те данные, которые позволяют предположить наличие связи между лекарственным препаратом и вредными эффектами у младенцев. В конце статьи предлагаются методические рекомендации по назначению психотропных веществ кормящим матерям.

Результаты

Антидепрессанты

Данные исследований младенцев в период грудного вскармливания, чьи матери лечились антидепрессантами, подытожены в табл. 1.

Трициклические антидепрессанты. В исследованиях трициклических антидепрессантов сообщается о том, что концентрация в сыворотке крови младенцев основного вещества и его активных метаболитов колеблется (начиная от неопределяемой до менее 28 нг/мл). Несмотря на варьирующиеся в широких пределах соотношения концентраций в молоке и сыворотке крови и непостоянную концентрацию амитрипилина (либо основного вещества, либо метаболита амитрипилина) и нортриптилина в сыворотке крови младенца, не было сообщений о неблагоприятных последствиях для младенцев, вскармливаемых грудным молоком. Не обнаружено также неблагоприятных эффектов у семи младенцев, подвергавшихся воздействию имипрамина, у пяти — дезипрамина и у восьми — кломипрамина.

Что касается доксепина, в сообщении о двух случаях обнаружено соотношение концентраций основного вещества и продуктов обмена в молоке и сыворотке крови, которое приближалось к единице или было больше, а также выявлена измеряемая концентрация метаболитов в сыворотке крови. В одном случае наблюдалось угнетение дыхания [38], которое восстановилось через
24 часа после прекращения кормления. Поскольку младенца больше не подвергали воздействию доксепина через кормление, нельзя определенно утверждать, что нарушение дыхания было обусловлено доксепином. Во втором случае [39] никаких неблагоприятных последствий не отмечалось.

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина. Применение флуоксетина для лечения кормящих матерей оценивалось в 11 опубликованных сообщениях о 190 младенцах, вскармливаемых грудным молоком (табл. 1).

Таблица 1. Эффекты лекарственных препаратов у вскармливаемых грудным молоком младенцев, чьи матери принимали антидепрессанты

Таблица 1

В 101 случае концентрация вещества в сыворотке крови младенцев не исследовалась. В остальных случаях концентрация основного вещества и метаболита варьировалась в широких пределах — от неопределяемой до 340 нг/мл (в одном случае) [40]. Между концентрацией вещества в сыворотке крови младенца, его возрастом и дозой препарата, которую принимала мать, четкой связи не отмечалось. В 180 из 190 случаев неблагоприятных эффектов не наблюдалось.
В одном исследовании четырех младенцев нейробихевиоральное развитие в возрасте до года соответствовало норме [44]. Вызывает некоторое беспокойство случай с одним шестинедельным младенцем, у которого концентрация флуоксетина в сыворотке крови была сопоставимой с концентрацией этого вещества у матери [40]; неблагоприятные эффекты проявлялись в виде чрезмерного плача, сокращения времени сна, периодической рвоты и поносов, которые исчезли после прекращения кормления грудным молоком. Неблагоприятные эффекты, о которых сообщалось в других исследованиях, имели преходящий характер и наблюдались только матерями [45, 46]; в других случаях трудно было оценить их причину, поскольку мать принимала несколько различных лекарственных препаратов [47]. Хотя данные ретроспективного исследования указывали на задержку прибавки массы тела у младенцев, чьи матери принимали флуоксетин, по сравнению с младенцами контрольной группы, подобранными по возрасту, масса тела младенцев первой группы не была статистически достоверно ниже показателя по стране [48]. Эти данные выдвигают на первый план значимость оценки специалистом клинического состояния младенцев, вскармливаемых грудным молоком, т. е. нельзя полагаться только на результаты лабораторных исследований концентрации вещества в сыворотке крови и данные наблюдения матерей.

В 15 опубликованных сообщениях описано применение остальных селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (флувоксамина, пароксетина, сертралина и циталопрама) для лечения кормящих матерей. Что касается сертралина, концентрация основного вещества в сыворотке крови младенцев не определялась или была ниже 5 нг/мл; концентрация метаболита, которая измерялась в четырех исследованиях, составила менее 10 нг/мл. В шести сообщениях о пароксетине концентрация вещества в сыворотке крови проверялась у 27 из 37 младенцев, вскармливаемых грудным молоком; при этом у 24 обследованных концентрацию вещества нельзя было определить, а у остальных трех она не превышала 20 нг/мл. Концентрация циталопрама и десметилциталопрама (desmethylcitalopram), по данным сообщений, измерялась у двух младенцев [60, 61] и колебалась от 2,3 до 12,7 нг/мл, а концентрация метаболитов была ниже порога определимости. О концентрациях флувоксамина в сыворотке крови не сообщалось. У 49 младенцев, подвергавшихся воздействию сертралина, у 37 — пароксетина и у двух — флувоксамина, четких неблагоприятных эффектов не отмечалось.

Другие антидепрессанты. Хотя у пяти младенцев, подвергавшихся через кормление грудным молоком воздействию бупропиона, миансерина или венлафаксина, не было обнаружено явных неблагоприятных эффектов, необходимо получить больше данных, прежде чем можно будет сделать выводы относительно их безопасности при грудном вскармливании. Поскольку о концентрациях нового антидепрессанта тразодона [66] или моклобемида (обратимого ингибитора моноаминоксидазы) [67] в сыворотке крови и о клиническом состоянии не сообщалось, неизвестно, насколько безопасны они для грудных детей.

Таблица 2. Эффекты лекарственных препаратов у вскармливаемых грудным молоком младенцев, чьи матери принимали анксиолитики

Таблица 2

а Раздражительность, нарушения сна; симптомы усугубились после прекращения приема лекарственного препарата [69].

б Цианоз, замедление дыхания, ослабленный голос, сонливость у младенца, подвергавшегося воздействию препарата в пре- и постнатальном периоде. Симптомы исчезли к десятому дню, в пятимесячном возрасте развитие не отклонялось от нормы [71].

в Симптомы седативного действия [73], сонливость и уменьшение массы тела исчезли после прекращения кормления грудным молоком [75].

Анксиолитики

Данные исследований младенцев при грудном вскармливании, чьи матери лечились анксиолитиками, подытожены в табл. 2.

Двенадцать из 13 младенцев, чьи матери принимали клоназепам, подвергались его внутриутробному воздействию и через грудное молоко. У одного из них концентрация в сыворотке крови составила менее 5 нг/мл, во время рождения и в течение первых 10 дней жизни у младенца наблюдался стойкий цианоз [71]. К десятому дню дыхание нормализовалось, а через пять месяцев отмечалось нормальное развитие нервной системы [71]. У остальных 11 младенцев, у которых было описано клиническое состояние, неблагоприятных эффектов не отмечалось [37].

Только у троих из 10 младенцев, подвергавшихся воздействию диазепама через грудное молоко, определялась концентрация основного вещества и его метаболитов в сыворотке крови. Она колебалась в пределах — от неопределяемой до 243 нг/мл. Самая низкая концентрация и основного вещества, и его метаболитов в сыворотке крови отмечалась у самого старшего младенца — в возрасте одного года [72], что позволяет предположить, что у младенцев старшего возраста метаболическая способность организма улучшается. Клиническое состояние описано у пяти младенцев, из них у троих не отмечалось неблагоприятных эффектов [76], а у четвертого, несмотря на явные проявления седативного действия, зарегистрировано нормальное развитие [73]. В другом сообщении у младенца после прекращения кормления грудью восстановилась утраченная масса тела и исчезла сонливость [75]. У 11 младенцев, подвергавшихся действию оксазепама или темазепама (а также его метаболита — оксазепама), неблагоприятных эффектов не отмечалось.

Остальные сообщения о воздействии анксиолитиков на младенцев через грудное молоко касались лечения их матерей альпразоламом, лоразепамом или золпидемом. О концентрации этих веществ в сыворотке крови детей не сообщалось, а в одном случае, в котором описывалось клиническое состояние [69], отмечался синдром отмены во время постепенного снижения дозы альпразолама.

Таблица 3. Эффекты лекарственных препаратов у вскармливаемых грудным молоком младенцев, чьи матери принимали антипсихотические препараты

а Сонливость у одного младенца [83].

б Снижение показателей развития по последовательным тестам у троих младенцев, подвергавшихся комбинированному воздействию хлорпромазина и галоперидола [81].

в Кардиомегалия при рождении у одного младенца, подвергавшегося внутриутробному воздействию препарата. Кормление грудным молоком прекратили на седьмой день после рождения; желтуха и проявления седативного действия сохранялись.

Антипсихотические препараты

В 10 сообщениях рассматривалось воздействие антипсихотических препаратов на младенцев через грудное молоко (табл. 3). Из 34 сообщений о клиническом состоянии младенцев, подвергавшихся воздействию антипсихотических препаратов через грудное молоко, в
25 случаях неблагоприятных эффектов не отмечалось. Сонливость наблюдалась у одного младенца под воздейст
вием хлорпромазина [83]. Сообщалось о задержке развития в возрасте 12–18 месяцев у трех младенцев, которые подвергались комбинированному воздействию галоперидола и хлорпромазина; только у одного из них была определяемая концентрация нейролептика в сыворотке крови [81]. В единственном сообщении о воздействии клозапина через грудное молоко [89] соотношение его содержания в молоке и сыворотке крови показало, что он концентрировался в молоке, но, поскольку не обнаружено данных относительно концентрации вещества в сыворотке крови младенцев, значимость этих данных неясна. Более ранние данные об оланзапине получены из сообщения о трех младенцах, подвергавшихся и внутриутробному воздействию и через грудное молоко [90]; неблагоприятных эффектов, которые можно приписать потреблению оланзапина через грудное молоко, не отмечалось.

Таблица 4. Эффекты лекарственных препаратов у вскармливаемых грудным молоком младенцев, чьи матери принимали стабилизаторы настроения

а Сонливость, раздражительность, пронзительный плач у 10-недельного младенца, мать которого страдает эпилепсией и принимает несколько лекарственных препаратов; симптомы по времени совпадали с воздействием антигистаминного препарата клемастина [clemastine] [99]. Чрезмерная возбудимость у двух младенцев и недостаточное питание у троих [100]. Преходящее повышение показателей печеночного комплекса у одного младенца при нормальном развитии к шестимесячному возрасту [93]. У одного младенца застой желчи, который исчез после прекращения грудного вскармливания [94]. У одного в трехнедельном возрасте наблюдался транзиторный эпилептиформный приступ, в четырехмесячном — эпизоды “замирания” (ареактивности), а в 5,5 месяца — один эпизод акроцианоза. Обо всех нарушениях сообщила мать, медицинский персонал не наблюдал ни одного из этих пароксизмов. Результаты неврологического обследования (ЭЭГ, методы нейровизуализации, этапы развития) в возрасте до года были в пределах нормы. Через 21 день после родов карбамазепин, буспирон и флуоксетин были отменены [47].

б Тромбоцитопения и анемия в трехмесячном возрасте исчезли после прекращения кормления грудью [106].

в У младенца, подвергавшегося внутриутробному воздействию лития и в течение пяти дней жизни, изменения на ЭЭГ исчезли после его отмены [112].

Стабилизаторы настроения

Недавно проведенное исследование показало, что у женщин с послеродовым биполярным аффективным расстройством, прекративших прием лития перед беременностью, в течение первого месяца после родов в три раза чаще набдюдаются рецидивы, чем у больных контрольной группы с биполярным расстройством [91]. В 28 сообщениях о приеме стабилизаторов настроения для лечения кормящих матерей речь идет о 79 младенцах, подвергавшихся действию лития, карбамазепина, вальпроата или ламотрижина через грудное молоко (табл. 4). В 25 случаях лечения кормящих матерей карбамазепином у двух младенцев отмечалось преходящее нарушение функций печени [93, 94]. Причину случаев эпилептиформной активности [47] и сонливости, раздражительности и патологического плача [99] невозможно было установить из-за комбинированного воздействия веществ на детей через грудное молоко.

У 19 младенцев из 36, подвергавшихся воздействию вальпроата через грудное молоко, неблагоприятных эффектов не отмечалось, о клиническом состоянии остальных 16 не сообщалось.

Тромбоцитопения и анемия в трехмесячном возрасте исчезли после прекращения грудного вскармливания [106].

У 13 младенцев, подвергавшихся воздействию лития, обнаруживалась очень высокая концентрация вещества в сыворотке крови. Один младенец с врожденным шумом в сердце, цианозом и гипотонией подвергался внутриутробному воздействию лития и через грудное молоко [112]. У других четырех никаких неблагоприятных эффектов не отмечалось, а о клиническом состоянии восьми не сообщалось. О неблагоприятных эффектах ламотрижина, воздействию которого подвергались пять младенцев, вскармливаемых грудным молоком, также не сообщалось. Мы не нашли опубликованных данных о воздействии габапентина через грудное молоко.

Рекомендации по лечению

Общие вопросы

Трудно принимать решение о возможности грудного вскармливания ребенка в период приема психотропных препаратов. В таких случаях всегда следует учитывать благоприятные последствия грудного вскармливания для младенца и матери, пожелания матери, риск воздействия лекарственного вещества, а также возможность того, что мать с тяжелой депрессией, тревогой или психотическим состоянием скорее откажется от лечения, чем от кормления своего ребенка грудью.

Родителям, которым приходится принимать такое решение, следует рассказать о возможных побочных эффектах у их младенца. Поскольку связь между концентрацией лекарственного вещества в сыворотке крови ребенка и его клиническим состоянием неясна, по-видимому, для минимизации риска для него наилучший выход — тщательное клиническое наблюдение. Прежде чем начинать лечение матери лекарственными препаратами, ребенка должен обследовать педиатр, в частности его поведение, сон, уровень бодрствования, то, как он ест. Обмен веществ и выделительные функции более эффективны у младенцев старшего возраста, которые обычно спят дольше, что позволяет матери принимать лекарственный препарат сразу после кормления и перед самым длинным периодом сна ребенка. Педиатр должен хорошо знать о возможных побочных эффектах воздействия лекарственного препарата и о его взаимодействиях с другими лекарственными средствами, обычно назначаемыми младенцу (например, антибиотики, нестероидные противовоспалительные вещества, ацетаминофен). Следует соблюдать осторожность при назначении вскармливаемому грудным молоком ребенку лекарственных препаратов, которые в ходе обмена веществ преобразуются в печени (например, ацетаминофен) в случае, если его мать принимает психотропные лекарственные препараты. Это обусловлено тем, что у младенцев с недоразвившейся функцией печени затруднено преобразование нескольких препаратов с помощью одной и той же системы печеночных ферментов. Матери, принимающие пароксетин, флуоксетин или флувоксамин, должны отказаться от кофеина, поскольку эти антидепрессанты угнетают его метаболизм.

Выбор лекарственного препарата зависит от заболевания, анамнеза матери, профиля побочных эффектов, гибкости доз, а также фармакокинетических характеристик, которые сводят к минимуму накопление вещества в молоке матери и в сыворотке крови младенца. Доза препарата должна быть как можно ниже, в то же время она должна поддерживать состояние ремиссии. Лекарственные препараты в слишком низких — неэффективных — дозах оказывают ненужное воздействие на младенца.

Если лекарственное средство назначается по необходимости, предпочтение следует отдавать препаратам кратковременного действия. Лучше всего применять препараты, основное соединение которых не расщепляется на несколько поколений активных соединений. Дополнительная молочная смесь уменьшает воздействие лекарственного вещества на младенца, сохраняя некоторые благоприятные эффекты грудного вскармливания.

Важно отметить, что низкая концентрация лекарственного вещества в сыворотке крови младенца или даже такая, которой можно пренебречь, не всегда успокаивает, поскольку в первые дни и недели жизни доступ вещества к головному мозгу и чувствительность определенных его клеток могут быть выше. Наиболее важный критерий — клиническое состояние младенца. Следует повысить бдительность родителей относительно профиля побочных эффектов лекарственных препаратов. Чтобы быть уверенными в нормальном общем состоянии здоровья и развитии ребенка, необходимо ежемесячно консультировать его у педиатра.

Послеродовая депрессия

Депрессия в послеродовом периоде снижает уровень жизнедеятельности матери. Если не помогает когнитивно-бихевиоральная или интерперсональная психотерапия либо если состояние требует агрессивного раннего лечения, следует рассмотреть возможность проведения электросудорожной терапии (ЭСТ). После диагностики психических расстройств послеродового периода нередко назначают психотропные лекарственные препараты. Как отмечали Wisner и коллеги [119], прием антидепрессантов кормящими матерями нередко приемлем в течение всего периода тщательного контроля пары мать–младенец. Данные о применении трициклических антидепрессантов для лечения кормящих матерей позволяют предположить, что концентрация основного соединения в сыворотке крови младенца часто ниже пределов выявления большинством коммерческих лабораторий, однако концентрацию метаболитов в сыворотке иногда можно определить. Единственный случай респираторного дистресс-синдрома у младенца, подвергавшегося воздействию доксепина, седативного антидепрессанта [38], позволяет предположить, что лучше всего избегать назначения этого препарата кормящим матерям.

Имеют значение появляющиеся данные о селективных ингибиторах обратного захвата серотонина, поскольку чаще всего назначают лекарственные препараты именно этого класса антидепрессантов. Данные о флуоксетине непоследовательны, поэтому их трудно интерпретировать. Некоторые побочные эффекты обычно имели преходящий характер и не были верифицированы медицинским персоналом или лабораторными анализами. Отсутствие побочных эффектов при приеме флуоксетина у 180 младенцев оправдывает его непрерывный прием, если есть анамнестические сведения о том, что в прошлом это был наиболее эффективный препарат. Данные одного сообщения позволяют предположить, что у младенцев, вскармливаемых матерями, которые принимают сертралин, отмечается незначительное угнетение обратного захвата серотонина в центральной нервной системе [120]. Хотя градиент таких антидепрессантов, как сертралин, обычно постепенно увеличивается от “переднего” молока к “заднему” [52], в какой степени это отражается на их концентрации в сыворотке крови младенца зависит от объема потребленного молока во время каждого однократного кормления. Более того, отсутствие побочных эффектов у 86 младенцев, подвергавшихся воздействию сертралина или пароксетина, и постоянно низкая или неопределяемая концентрация вещества в сыворотке крови этих младенцев позволяют предположить, что оба препарата подходят для лечения кормящих матерей с послеродовой депрессией. Что касается сертралина, то пик концентрации вещества в сыворотке крови младенцев приходится на период между седьмым и одиннадцатым часами после его приема матерью; отмена кормления ребенка в этот период времени существенно уменьшит влияние вещества на младенца [57]. В отношении пароксетина и флуоксетина таких закономерностей в изменении концентраций не установлено. Поскольку данных о флувоксамине и циталопраме очень мало, они не являются препаратами первого выбора для лечения кормящих матерей.

Послеродовое биполярное аффективное расстройство

Для лечения биполярного расстройства неизменно требуются стабилизаторы настроения. Прием кормящей матерью лития и карбамазепина сопровождается серьезными трудностями для грудного ребенка. Зарегистрирован единственный случай о серьезных изменениях крови после воздействия вальпроата натрия через грудное молоко [106]; это вещество оказывало гепатотоксическое действие при непосредственном назначении младенцам [121, 122]. Поэтому при назначении вальпроата натрия кормящим матерям необходимы тщательное клиническое обследование ребенка педиатром, исследование печеночных ферментов, а также оценка формулы крови.

Литий повышает риск нарушения функций щитовидной железы, появления цианоза, снижения мышечного тонуса, а также изменений на ЭЭГ у младенцев [19, 114, 123]. Поскольку печеночный клиренс у младенцев снижен, по меньшей мере, до пятимесячного возраста, принимать литий в период грудного вскармливания не рекомендуется. У пациенток с биполярным расстройством, у которых после отмены лития неизменно наступает декомпенсация, лечение кормящей матери целесообразно продолжать литием при условии, что проводится тщательное клиническое наблюдение за младенцем и у него проверяется концентрация лития в сыворотке крови.

По мнению специалистов Американской академии педиатрии, карбамазепин безопасен для детей, вскармливаемых грудным молоком. Но поскольку в двух случаях [93, 94] обнаружено нарушение функций печени и в одном [47] — преходящая эпилептиформная активность, рекомендуется часто проверять печеночные ферменты, билирубин и лейкоцитарную формулу, а также концентрацию карбамазепина у младенцев. Появляются ограниченные (однако успокаивающие) данные о воздействии ламотрижина через грудное молоко; данные о лечении кормящих матерей габапентином отсутствуют. Поскольку они не являются препаратами первой очереди при биполярном аффективном расстройстве, при грудном вскармливании их следует применять только в том случае, если любое другое средство оказывается неэффективным.

Послеродовые тревожные расстройства

Уровень послеродовой тревоги можно снизить, применяя нелекарственные методы лечения (например, когнитивно-бихевиоральную терапию, методы последовательной релаксации, уменьшение количества средовых стрессов). По возможности, полезно привлечь няню, чтобы увеличить продолжительность сна у матери. По-видимому, безопасно иногда назначать низкие дозы бензодиазепинов кратковременного действия, таких как темазепам или оксазепам [124]. Сообщения о побочных эффектах диазепама и о синдроме отмены при применении альпразолама свидетельствуют о том, что их нельзя считать препаратами первого выбора, если производное бензодиазепина назначается кормящей матери. Трициклические антидепрессанты (за исключением доксепина) или селективные ингибиторы обратного захвата серотонина также считаются хорошими препаратами для лечения панического расстройства у кормящих матерей.

Послеродовой психоз

Психотическую симптоматику в послеродовом периоде следует лечить антипсихотическими препаратами. Функционирование женщин с психозом может быть настолько нарушенным, что они утрачивают способность кормить своего ребенка грудным молоком. В тех случаях, когда младенцы подвергаются воздействию антипсихотических препаратов через грудное молоко, следует регулярно оценивать их клиническое состояние, а именно проверять наличие побочных эффектов этих препаратов (например, сонливость, мышечная ригидность, тремор). Сообщения об отставании в развитии грудных младенцев, вскармливаемых матерями, которые принимают по несколько препаратов, свидетельствуют о необходимости проводить поддерживающее лечение одним лекарственным средством [81]. Из-за вызываемого клозапином летального агранулоцитоза и отсутствия данных о клиническом состоянии младенцев матерям, которые лечатся этим препаратом, нельзя кормить своих детей грудным молоком. Следует помнить о том, что в период вскармливания младенца грудью возможно зачатие, поэтому во время обсуждения его риска и пользы следует уточнить метод предупреждения беременности.

Выводы

Женщины с послеродовыми психическими расстройствами часто сталкиваются с дилеммой, принимать или не принимать психотропные лекарственные препараты во время вскармливания своих младенцев грудью. В таких случаях важно охранять психическое здоровье матери, одновременно достигая максимально возможного эмоционального и физического благополучия младенца. Все психотропные вещества поступают в грудное молоко. Хотя лекарственные препараты, которые содержат такие вещества, поступают в систему кровообращения младенцев в разной степени, четкая связь между их концентрацией (и их активных метаболитов) и действием на физиологические процессы, поведение и развитие не установлена. Поэтому вместо того, чтобы решения о применении лекарственных препаратов в период кормления грудью принимать на основании их концентрации в сыворотке крови, целесообразно тщательно контролировать клиническое состояние грудных младенцев матерей, которые ими лечатся. Если у родителей или педиатра возникает беспокойство в связи с тем, что поведение, уровень активности или развития могут быть связаны с воздействием препаратов, следует рассмотреть вопрос об отлучении ребенка от груди. Необходимо провести исследования, чтобы установить связь между измеряемыми концентрациями лекарственных препаратов и метаболитов в сыворотке крови вскармливаемых грудью младенцев и их клиническим состоянием и точно указать возраст младенца, массу тела матери и младенца во время взятия пробы крови. Тогда можно будет точно оценивать сравнительные концентрации лекарственного препарата в перерасчете на килограмм массы тела матери и ее младенца. Необходимо проводить тщательное клиническое обследование состояния и поведения младенцев, используя стандартизированные педиатрические инструменты. Это позволит сделать более точные выводы о клинической значимости концентраций лекарственных веществ в сыворотке крови младенцев и воздействия этих препаратов на них в течение суток.

ЛИТЕРАТУРА

1. American Academy of Pediatrics, Work Group on Breastfeeding: Breastfeeding and the use of human milk. Pediatrics 1997; 100:1035–1039.

2. Wilson IT: Determinants and consequences of drug excretion in breast milk. Drug Metab Rev 1983; 14:619–652.

3. Chen Y, Yu S, Li WX: Artificial feeding and hospitalization in the first 18 months of life. Pediatrics 1988; 81:58–62.

4. Newton N, Newton M: Physiologic aspects of lactation. N Engl J Med 1967; 277:1179–1188.

5. Kendell RG, Chalmers JE, Platz C: Epidemiology of puerperal psychosis. Br J Psychiatry 1987; 150:662–673.

6. O’Hara MW: Postpartum “blues,” depression, and psychosis: a review. J Psychosom Obstet Gynaecol 1987; 7:205–227.

7. Cogill SR, Caplan HL, Alexandra H, Robson KM, Kumar R: Impact of maternal depression on cognitive development of young children. Br Med J 1986; 292:1165–1167.

8. Field T, Healy B, Goldstein S, Perry S, Bendall D: Infants of depressed mothers show “depressed” behavior even with nondepressed adults. Child Dev 1988; 59:156–179.

9. Stein A, Gath D, Bucher J, Bond A, Sa S, Cooper PJ: The relationship between post-natal depression and mother-child interaction. Br J Psychiatry 1991; 158:46–52.

10. Dawson G, Klinger LG, Panagiotides H, Hill D, Spieker S: Frontal lobe activity and affective behavior of infants of mothers with depressive symptoms. Child Dev 1992; 63:725–737.

11. Murray L: The impact of postnatal depression on infant development. J Child Psychol Psychiatry 1992; 33:543–561.

12. Hay DF, Kumar R: Interpreting the effects of mothers’ postnatal depression on children’s intelligence: a critique and re-analysis. Child Psychiatry Hum Dev 1995; 25:165–181.

13. Teti DM, Messinger DS, Gelfand DM, Isabella R: Maternal depression and the quality of early attachment: an examination of infants, preschoolers, and their mothers. Dev Psychol 1995; 31:364–376.

14. Wilson JT, Brown RD, Cherek DR, Dailey JW, Hilman B, Jobe PC, Manno BR, Manno JE, Redetzki HM, Stewart JJ: Drug excretion in human breast milk: principles, pharmacokinetics and projected consequences. Clin Pharmacokinet 1980; 5:1–66.

15. Glasier A, McNeilly AS: Physiology of lactation. Baillieres Clin Endocrinol Metab 1990; 4:379–395.

16. Kacew S: Adverse effects of drugs and chemicals in breast milk on the nursing infant. J Clin Pharmacol 1993; 33:213–221.

17. Morselli PL: Clinical pharmacokinetics in newborns and infants. Clin Pharmacokinet 1980; 5:485–527.

18. Buist A, Norman TR, Dennerstein L: Breastfeeding and the use of psychotropic medication: a review. J Affect Disord 1990; 19: 197–206.

19. Murray L, Segar D: Drug therapy during pregnancy and lactation. Emerg Med Clin North Am 1994; 12:129–149.

20. Nurnberg HG: Breastfeeding and psychotropic agents (letter). Am J Psychiatry 1981; 138:120–121.

21. Mortola J: The use of psychotropic agents in pregnancy and lactation. Psychiatr Clin North Am 1989; 12:69–87.

22. Rivera-Calimlin L: The significance of drugs in breast milk: pharmacokinetic considerations. Clin Perinatol 1987; 14:51–70.

23. Yoshida K, Smith B, Craggs M, Kumar C: Investigation of pharmacokinetics and of possible adverse effects in infants exposed to tricyclic antidepressants in breast-milk. J Affect Disord 1997; 43:225–237.

24. Breyer-Pfaff U, Nill K, Entenmann A, Gaertner HJ: Secretion of amitriptyline and metabolites into breast milk. Am J Psychiatry 1995; 152:812–813.

25. Pittard WB, O’Neal W: Amitriptyline excretion in human milk. J Clin Psychopharmacol 1986; 6:383–384.

26. Brixen-Rasmussen L, Halgrener J, Jorgensen A: Amitriptyline and nortriptyline excretion in human breast milk. Psychopharmacology (Berl) 1982; 76:94–95.

27. Bader TF, Newman K: Amitriptyline in human breast milk and the nursing infant’s serum. Am J Psychiatry 1980; 137:855–856.

28. Erickson SH, Smith GH, Heidrich F: Tricyclics and breast feeding (letter). Am J Psychiatry 1979; 136:1483.

29. Wisner KL, Perel JM: Nortriptyline treatment of breast-feeding women (letter). Am J Psychiatry 1996; 153:295.

30. Altshuler L, Burt VK, McMullen M, Hendrick V: Breastfeeding and sertraline: a 24 hour analysis. J Clin Psychiatry 1995; 56: 243–245.

31. Wisner KL, Perel JM: Serum nortriptyline levels in nursing mothers and their infants. Am J Psychiatry 1991; 148:1234–1236.

32. Matheson I, Skaeraasen J: Milk concentrations of fluphenthixol, nortriptyline and zuclopenthixol and between-breast differences in two patients. Eur J Clin Pharmacol 1988; 35:217–222.

33. Sovner R, Orsulak P: Excretion of imipramine and desipramine in human breast milk. Am J Psychiatry 1979; 136:451–452.

34. Stancer HC, Reed KL: Desipramine and 2-hydroxydesipramine in human breast milk and the nursing infant’s serum. Am J Psychiatry 1986; 143:1597–1600.

35. Wisner K, Perel J, Foglia J: Serum clomipramine and metabolite levels in four nursing mother-infant pairs. J Clin Psychiatry 1995; 56:17–20.

36. Schimmel MS, Katz EZ, Shaag Y, Pastuszak A, Koren G: Toxic neonatal effects following maternal clomipramine therapy. J Toxicol Clin Toxicol 1991; 29:479–484.

37. Birnbaum CS, Cohen LS, Bailey JW, Grush LR, Robertson LM, Stowe ZN: Serum concentrations of antidepressants and benzodiazepines in nursing infants: a case series (electronic article). Pediatrics 1999; 104:e11.

38. Matheson I, Pande H, Altersen AR: Respiratory depression caused by N-desmethyldoxepin in breast milk (letter). Lancet 1985; 2:1124 39. Kemp J, Ilett L, Booth J, Hackett L: Excretion of doxepin and Ndesmethyldoxepin in human milk. Br J Clin Pharmacol 1985; 20:497–499.

40. Lester B, Cucca J, Lynne A, Flanagan P, Oh W: Possible association between fluoxetine hydrochloride and colic in an infant. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 1993; 32:1253–1255.

41. Burch K, Wells B: Fluoxetine/norfluoxetine concentrations in human milk. Pediatrics 1992; 89:676–677.

42. Isenberg KE: Excretion of fluoxetine in human breast milk (letter). J Clin Psychiatry 1990; 51:169.

43. Taddio A, Ito S, Koren G: Excretion of fluoxetine and its metabolite norfluoxetine, in human breast milk. J Clin Pharmacol 1996; 36:42–47.

44. Yoshida K, Smith B, Craggs M, Kumar C: Fluoxetine in breastmilk and developmental outcome of breast-fed infants. Br J Psychiatry 1998; 172:175–178.

45. Moretti M, Sharma A, Bar-Oz B, Koren G, Ito S: Fluoxetine and its effects on the nursing infant: a prospective cohort study (abstract). Clin Pharmacol Ther 1989; 65:141.

46. Kristensen JH, Ilett KI, Hacketty LP, Yapp P, Paech M, Begg EJ: Distribution and excretion of fluoxetine and norfluoxetine in human milk. Br J Clin Pharmacol 1999; 48:521–527.

47. Brent N, Wisner K: Fluoxetine and carbamazepine concentrations in a nursing mother/infant pair. Clin Pediatr 1998; 37:41–44.

48. Chambers CD, Anderson PO, Thomas RG, Dick LM, Felix RJ, Johnson KA, Jones KL: Weight gain in infants breastfed by mothers who take fluoxetine (electronic article). Pediatrics 1999; 105:e61.

49. Cohen LS, Stowe Z: Mood and psychotic disorders in women during the childbearing years: an update on treatment, in 1999 Annual Meeting Syllabus and Proceedings Summary. Washington, DC, American Psychiatric Association, 1999, pp 260–261.

50. Wright S, Dawling S, Ashford JJ: Excretion of fluvoxamine in breast milk (letter). Br J Clin Pharmacol 1991; 31:209.

51. Yoshida K, Smith B, Kumar RC: Fluvoxamine in breast-milk and infant development (letter). Br J Clin Pharmacol 1997; 44:210–211.

52. Stowe ZN, Cohen LS, Hostetter A, Ritchie JC, Owens MJ, Nemeroff CB: Paroxetine in human breast milk and nursing infants. Am J Psychiatry 2000; 157:185–189.

53. Spigset O, Carleborg L, Norstrom A, Sandlund M: Paroxetine level in breast milk (letter). J Clin Psychiatry 1996; 57:39 54. Ohman R, Staffan H, Carleborg L, Spigset O: Excretion of paroxetine into breast milk. J Clin Psychiatry 1999; 60:519–523.

55. Begg EJ, Duffull SB, Saunders DA, Buttimore RC, Ilett KF, Hackett LP, Yapp P, Wilson DA: Paroxetine in human milk. Br J Clin Pharmacol 1999; 48:142–147.

56. Hendrick C, Stowe ZN, Altshuler LL, Hostetter A, Fukuchi A: Paroxetine use during breast-feeding. J Clin Psychopharmacol 2000; 20:587–588.

57. Stowe ZN, Owens MJ, Landry JC, Kilts CD, Ely T, Llewellyn A, Nemeroff CB: Sertraline and desmethylsertraline in human breast milk and nursing infants. Am J Psychiatry 1997; 154: 1255–1260.

58. Mammen OK, Perel JM, Rudolph G, Foglia JP, Wheeler SB: Sertraline and norsertraline levels in three breastfed infants. J Clin Psychiatry 1997; 58:100–103.

59. Kristensen J, Ilett K, Dusci L, Paech M: Distribution and excretion of sertraline and N-desmethylsertraline in human milk. Br J Clin Pharmacol 1998; 45:453–457.

60. Schmidt K, Oleson OV, Jensen PN: Citalopram and breast-feeding: serum concentration and side effects in the infant. Biol Psychiatry 1999; 47:164–165.

61. Jensen P, Olesen O, Bertelsen A, Linnet K: Citalopram and esmethylcitalopram concentrations in breast milk and in serum of mother and infant. Ther Drug Monit 1997; 19:236–239.

62. Spigset O, Carleborg L, Ohman R, Norstrom A: Excretion of citalopram in breast milk. Br J Clin Pharmacol 1997; 44:236–239.

63. Briggs G, Samson J, Ambrose P, Schroeder D: Excretion of bupropion in breast milk. Ann Pharmacother 1993; 27:431–433.

64. Buist A, Norman TR, Dennerstein L: Mianserin in breast milk (letter). Br J Clin Pharmacol 1993; 36:133–134.

65. Ilett KF, Hackett LP, Dusci LJ, Roberts MJ, Kristensen JH, Paech M, Groves A, Yapp P: Distribution and excretion of venlafaxine and O-desmethylvenlafaxine in human milk. Br J Clin Pharmacol 1998; 45:459–462.

66. Verbeeck RK, Ross SG, McKenna EA: Excretion of trazodone in breast milk. Br J Clin Pharmacol 1986; 22:367–370.

67. Pons G, Schoerlin M, Tam Y, Moran C, Pfefen JH, Francoual C, Pedarriosse A, Chavinie J, Olive G: Moclobemide excretion in human breast milk. Br J Clin Pharmacol 1990; 29:27–31.

68. Oo CY, Kuhn RJ, Desai N, Wright CE, McNamara PJ: Pharmacokinetics in lactating women: prediction of alprazolam transfer into milk. Br J Clin Pharmacol 1995; 40:231–236.

69. Anderson P, McGuire G: Neonatal alprazolam withdrawal—possible effects of breast feeding (letter). DICP 1989; 23:614.

70. Soderman P, Matheson I: Clonazepam in breast milk. Eur J Pediatr 1988; 147:212–213.

71. Fisher JB, Edgren BE, Mammel MC, Coleman JM: Neonatal apnea associated with maternal clonazepam therapy: a case report. Obstet Gynecol 1985; 88:345–355.

72. Dusci LJ, Good SM, Hall RW, Ilett KF: Excretion of diazepam and its metabolites in human milk during withdrawal from combination high dose diazepam and oxazepam. Br J Clin Pharmacol 1990; 29:123–126.

73. Wesson DR, Camber S, Harkey M, Smith DE: Diazepam and esmethyldiazepam in breast milk. J Psychoactive Drugs 1985; 17: 55–56.

74. Brandt R: Passage of diazepam and desmethyldiazepam into breast milk. Arzneimittelforschung 1976; 26:454–457.

75. Patrick MJ, Tilstone WJ, Reavey P: Diazepam and breastfeeding. Lancet 1972; 1:542–543.

76. Erkkola R, Kanto J: Diazepam and breast-feeding. Lancet 1972; 1:1235–1236.

77. Summerfield RJ, Nielsen MS: Excretion of lorazepam into breast milk. Br J Anaesth 1985; 57:1042–1043.

78. Wretland M: Excretion of oxazepam in breast milk. Eur J Clin Pharmacol 1987; 33:209–210.

79. Lebedevs TH, Wojnar-Horton RE, Yapp P, Roberts MJ, Dusci LJ, Hackett LP, Ilett KF: Excretion of temazepam in breast milk. Br J Clin Pharmacol 1992; 33:204–205.

80. Pons G, Francoual C, Guillet P, Moran C, Hermann P, Bianchetti G, Thurcelin JF, Thenot JP, Olive G: Zolpidem excretion in breast milk. Eur J Clin Pharmacol 1989; 37:245–248.

81. Yoshida K, Smith B, Craggs M, Kumar R: Neuroleptic drugs in breast-milk: a study of pharmacokinetics and of possible adverse effects in breast-fed infants. Psychol Med 1998; 28:81–91.

82. Blacker KH, Weinstein BJ, Ellman G: Mother’s milk and chlorpromazine. Am J Psychiatry 1962; 119:178–179.

83. Wiles DH, Orr MW, Kolakowska T: Chlorpromazine levels in plasma and milk of nursing mothers (letter). Br J Clin Pharmacol 1978; 5:272–273.

84. Kris E, Carmichael D: Chlorpromazine maintenance therapy during pregnancy and confinement. Psychiatry 1957; 31:690–695.

85. Matheson I, Evang A, Overo F, Syverseon G: Presence of chlorprothixene and its metabolites in breast milk. Eur J Clin Pharmacol 1984; 27:611–613.

86. Oleson OV, Bartels U, Poulsen JH: Perphenazine in breast milk and serum (letter). Am J Psychiatry 1990; 147:1378–1379.

87. Whalley LJ, Blain PG, Prime JK: Haloperidol secreted in breast milk. Br Med J 1981; 282:1746–1747.

88. Stewart RB, Karas B, Springer PK: Haloperidol excretion in human milk (letter). Am J Psychiatry 1980; 137:849–850.

89. Barnas C, Bergant A, Hummer M, Saria A, Fleischhacker WW: Clozapine concentrations in maternal and fetal plasma, amniotic fluid, and breast milk (letter). Am J Psychiatry 1994; 151: 945.

90. Goldstein DJ, Corbin LA, Fung MC: Olanzapine-exposed pregnancies and lactation: early experience. J Clin Psychopharmacol 2000; 20:399–403.

91. Viguera AC, Nonacs R, Cohen LS, Tondo L, Murray A, Baldessarini RJ: Risk of recurrence of bipolar disorder in pregnant and nonpregnant women after discontinuing lithium maintenance. Am J Psychiatry 2000; 157:179–184.

92. Wisner KL, Perel JM: Serum levels of valproate and carbamazepine in breastfeeding mother-infant pairs. J Clin Psychopharmacol 1998; 18:167–169.

93. Merlob P, Mor M, Litwin A: Transient hepatic dysfunction in an infant of an epileptic mother treated with carbamazepine during pregnancy and breastfeeding. Ann Pharmacother 1992; 26:1563–1565.

94. Frey B, Schubiger G, Musy JP: Transient cholestatic hepatitis in a neonate associated with carbamazepine exposure during pregnancy and breast-feeding. Eur J Pediatr 1990; 150:136–138.

95. Froescher W, Eichelbaum M, Niesen M, Dietrich K, Rausch P: Carbamazepine levels in breast milk. Ther Drug Monit 1984; 6: 266–271.

96. Pynnonen S, Kanto J, Sillanpaa M, Erkkola R: Carbamazepine: placental transport, tissue concentrations in foetus and newborn, and level in milk. Acta Pharmacol Toxicol (Copenh) 1977; 41:244–253.

97. Pynnonen S, Sillanpaa M: Carbamazepine and mother’s milk (letter). Lancet 1975; 2:563.

98. Niebyl J, Blake D, Freeman J, Loff AD: Carbamazepine levels in pregnancy and lactation. Obstet Gynecol 1979; 53:30–40.

99. Kok TH, Taitz LS, Bennett MJ, Holt DW: Drowsiness due to clemastine transmitted in breast milk. Lancet 1982; 1:914–915.

100. Kuhnz W, Jager-Romun E, Rating D, Deichel A, Kunze J, Holge H, Nau H: Carbamazepine and carbamazepine-10,11-epoxide during pregnancy and postnatal period in epileptic mothers and their nursed infants: pharmacokinetics and clinical effects. Pediatr Pharmacol 1983; 3:199–208.

101. Von Unruh GE, Froescher W, Hoffman F, Niesen M: Valproic acid in breast milk: how much is really there? Ther Drug Monit 1984; 6:272–276.

102. Alexander FW: Sodium valproate and pregnancy. Arch Dis Child 1979; 54:240–245.

103. Dickinson RG, Harland RC, Lynn RK, Smith WB, Gerber N: Transmission of valproic acid (Depakene) across the placenta: halflife of the drug in mother and baby. J Pediatr 1979; 94:832–835.

104. Nau H, Rating D, Koch S, Hauser I, Helge H: Valproic acid and its metabolites: placental transfer, neonatal pharmacokinetics, transfer via mother’s milk and clinical status in neonates of epileptic mothers. J Pharmacol Exp Ther 1981; 219:768–777.

105. Tsuru N, Maeda T, Tsuruoka M: Three cases of delivery under sodium valproate—placental transfer, milk transfer and probable teratogenicity of sodium valproate. Jpn J Psychiatry Neurol 1988; 42:89–96.

106. Stahl MM, Neiderud J, Vinge E: Thrombocytopenic purpura and anemia in a breast-fed infant whose mother was treated with valproic acid. J Pediatr 1997; 130:1001–1003.

107. Bardy AH, Granstrrom ML, Hiilesmaa VK: Valproic acid and breast-feeding, in Epilepsy, Pregnancy and the Child. Edited by Janz D, Dam M, Richens A. New York, Raven Press, 1982, pp 359–360.

108. Philbert A, Pedersen B, Dam M: Concentration of valproate during pregnancy, in the newborn and in breast milk. Acta Neurol Scand 1985; 72:460–463.

109. Piontek CM, Baab S, Peindl KS, Wisner KL: Serum valproate levels in 6 breastfeeding mother-infant pairs. J Clin Psychiatry 2000; 61:170–172.

110. Sykes PA, Quarrie J, Alexander FW: Lithium carbonate and breast-feeding. Br Med J 1976; 2:1299.

111. Schou M, Amdisen A: Lithium and pregnancy, III: lithium ingestion by children breastfed by women on lithium treatment. Br Med J 1973; 2:138.

112. Tunnessen WW, Hert CG: Toxic effects of lithium in newborn infants: a commentary. J Pediatr 1972; 81:804–807.

113. Weinstein MR, Goldfield M: Lithium carbonate treatment during pregnancy. Dis Nerv Syst 1969; 30:828–832.

114. Fries H: Lithium in pregnancy. Lancet 1970; 1:1233.

115. Skausig OB, Schou M: [Breast-feeding during lithium therapy.] Ugeskr Laeger 1977; 139:400–401 (Danish).

116. Tomson T, Ohman I, Vitols S: Lamotrigine in pregnancy and lactation: a case report. Epilepsia 1997; 38:1039–1041.

117. Rambeck B, Kurlemann G, Stodieck S, May T, Jurgens U: Concentrations of lamotrigine in a mother on lamotrigine treatment and her newborn child. Eur J Clin Pharmacol 1997; 51: 481–484.

118. Ohman I, Tomson T, Vitols S: Lamotrigine levels in plasma and breast milk in nursing women and their infants (abstract). Epilepsia 1998; 39(suppl 2):21 119. Wisner KL, Perel JM, Findling RL: Antidepressant treatment during breast-feeding. Am J Psychiatry 1996; 153:1132–1137.

119. Wisner KL, Perel JM, Findling RL: Antidepressant treatment during breast-feeding. Am J Psychiatry 1996; 153:1132–1137.

120. Epperson CN, Anderson GM, McDougle CJ: Sertraline and breast-feeding. N Engl J Med 1997; 336:1189–1190.

121. Dreifuss FE, Santilli N, Langer DH, Sweeney KP, Moline KA, Menander KB: Valproic acid hepatic fatalities: a retrospective review. Neurology 1987; 37:379–385.

122. Trimble MR: Anticonvulsants in children and adolescents. J Child Adolesc Psychopharmacol 1990; 1:107–124.

123. Ananth J: Side effects in the neonate from psychotropic agents excreted through breast-feeding. Am J Psychiatry 1978; 135: 801–805.

124. American Academy of Pediatrics Committee on Drugs: Transfer of drugs and other chemicals into human milk. Pediatrics 1989; 84:924–936.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2002. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.