Вып. 23, год 2004

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ЭТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ


Advances in Psychiatric Treatment 2003; vol. 9, pp. 135–143

Психиатрия и средства массовой информации
Peter Byrne
Адрес для корреспонденции: Dr. Peter Byrne, Department of Psychiatry and Behavioral Sciences, Holborn Union Building, Whittington Hospital, London N19 5NF, UK. E-mail: p.byrne@ucl.ac.uk
Psychiatry and the media
©2003. The Royal College of Psychiatrists.
Printed by permission

Peter Byrne — старший лектор по социальной и внебольничной психиатрии в Лондонской школе медицины Королевского свободного и университетского колледжа (кафедра психиатрии и поведенческих наук). Бывший председатель Комитета общественного просвещения ирландского колледжа психиатров, возглавляет группу по связям со средствами массовой информации кампании Изменения в умах (направленной против стигматизации). Имея кинематографическое образование, написал сценарий и снял короткометражный фильм 1 в 4 (http://changingminds.co.uk), который демонстрировался по всей стране. В 2002 году разработал программу кинофестиваля колледжа Mind Odyssey, который начинался на Riverside Studios в Лондоне и продолжался в Бристоле.

Особенности печатных, радио и телекоммуникационных средств массовой информации, а также кинопродукции и “новых СМИ” рассмотрены автором в их связи с психиатрией. Журналисты, освещая вопросы психического здоровья, нередко используют психологические теории. Проанализированы основные сферы, в которых психиатрические темы рассматриваются не так, как темы, касающиеся других медицинских специальностей, например описание самоубийств, преобладание сюжетов, вызывающих “человеческий интерес”, и показ в негативном свете людей, страдающих психическими расстройствами. Хотя описательное представление психических расстройств и важно, необходимо изучить влияние визуальных изображений. Сообщения в средствах массовой информации также отражаются на психическом здоровье населения (особенно детей, как наиболее уязвимых зрителей) и важны для практической психиатрии, работа которой имеет и положительные черты. Использовать телевидение не всегда рационально, поэтому специалистам предлагают выступать на радио и в других средствах массовой информации. Даются практические рекомендации в отношении методов работы со СМИ.

Нравится нам это или нет, вся профессиональная деятельность психиатров преломляется через призму средств массовой информации. В мире западной культуры нас бомбардируют информацией во время завтрака, при выходе из дому, затем в клинике и снова дома. На симптоматику наших пациентов влияет и опосредствует ее “информационная поддержка” СМИ, их надежды на излечение питаются множеством печатных изданий, телевизионных и радиопередач, а крайние случаи положительных или отрицательных результатов работы психиатрической службы обыгрываются многочисленными средствами массовой информации. Многие дискуссии по ключевым вопросам психиатрии, которые ранее велись только на страницах научных журналов, в настоящее время освещаются в этом аморфном публичном форуме, называемом СМИ, и те же самые научные журналы часто дают предварительные сообщения о новых открытиях и “спорных вопросах” в средствах массовой информации. Больше чем любая другая область медицины, психиатрия становится средоточием реальных и вымышленных представлений. Можно утверждать, не без доли иронии, что многие аспекты психологических теорий внедрены в практику подготовки специалистов средств массовой информации. Изучение СМИ — хорошее начало для ознакомления с массовой культурой, в которой живем мы и наши пациенты, уделяя внимание общепринятым образцам (популярного искусства) или исследуя источники и методы, используемые для отрицательной оценки. Кроме того, между журналистским расследованием и психиатрической практикой есть сходство, а именно стремление объяснить человеческие поступки и мотивацию (героев произведений, актеров, авторов; продюсеров, работников вещания или писателей) в различных социальных ситуациях и выявление эффекта (неправильной) интерпретации мер по профилактике и лечению психических расстройств. Хотя некоторые материалы, упоминаемые в настоящей статье, содержат отрицательные отзывы и мнения о психиатрической службе в средствах массовой информации, значительная часть из них положительно оценивает взаимодействие психиатров и журналистов как в прошлом, так, возможно, и в будущем. MacDonald, ссылаясь на исследование Jim Birley проблем психиатрии, делает вывод, что психиатры не должны ни “оценивать с профессиональной точки зрения все стороны медицинской, социальной и политической жизни”, ни “доказывать свое превосходство в этих сферах” (MacDonald, 2001). В качестве предостережения необходимо отметить, что я написал эту статью с точки зрения читателей и зрителей, которые считают, что психиатры должны давать свое профессиональное заключение, но не могут заявлять о превосходстве над всеми.

Психиатры могут не принять эту статью из-за отсутствия в ней научной точности, перегруженности материалами средств массовой информации и страха перед новыми веяниями. Действительно, в настоящей работе не все — “наука”. В некоторых местах речь идет о тенденциях, а не о фактах, о поводах, а не о причинах, а также о субъективных оценках мнений других людей. Несмотря на эти ограничения мы можем рассмотреть, как при постоянном изменении формы содержание (темы) и механизмы (новый виток, взаимное обогащение средств массовой информации, стремление к известности, влияние коммерческих соображений, цензура — внутренняя и государственная) остаются прежними. В статье я сосредоточился на четырех основных видах средств массовой информации, однако такие же механизмы действуют в искусстве и в “латентных” средствах информации — рекламе, моде, популярной музыке, видеоиграх и компьютерной индустрии. Поскольку мы всегда подвержены действию информации, выявление противоречий в некоторых видах должно смягчить чувство избыточности влияния средств массовой информации. В своей классической работе Richard Hoggart (1958) писал:

“Многие люди чувствуют, что “они знают все о снижении уровня культуры”, и все же относятся к этому очень легкомысленно. Иногда они признаются в своей способности потреблять низкопробную культуру и “получать удовольствие от этого — сейчас и после”. Я задумывался над тем, насколько часто эта легкость возникает вследствие того, что, хотя они и знают обо всех спорах на эту тему, они не знают реальный материал и плохо знакомы с индустрией массовых развлечений, с которой люди сталкиваются ежедневно. Таким образом, можно жить иллюзиями, не имея понятия о реальных внешних силах давления” (с. 344).

Многие хотят избежать снижения уровня, которое описал Hoggart. Его аргументы, которым уже почти 50 лет, подтверждаются колоссальным развитием средств массовой коммуникации, чего он не мог предвидеть. Мы не можем изолировать себя или наших пациентов от средств массовой информации, к тому же быть информированным потребителем лучше, чем быть объектом потребления. Есть существенные причины для того, чтобы мы знали о “внешних силах давления”, избегали изоляции от людей, формирующих общественное мнение в средствах массовой информации, и, несмотря на часто цитируемое высказывание Ослера (см. ниже), принимали активное участие в формировании информации, которая предназначена для широкой публики.

Печатные средства массовой информации

Большинство специалистов читают и дают информацию для (относительно) долговечных печатных средств массовой информации — книг, научных журналов, периодических изданий, массовых журналов и профессиональной литературы, а также для многочисленных смешанных публикаций. Учитывая нашу психиатрическую подготовку, мы потребляем печатную продукцию, которая связана с нашим профессиональным статусом. Будучи врачами, мы читаем классическую литературу, в особенности различные реальные и вымышленные истории, связанные с психическими расстройствами (Hudson Jones, 1997), по-другому, чем остальные читатели (Salinsky, 2002). Со времени появления своей специальности психиатры интересовали работников искусства разных направлений, даже комиксов на протяжении 50 лет их существования (Walter, 1992), и это внимание поддерживается и в современных средствах массовой информации. Трудно определить, где кончается психиатрия и начинается журналистика, поскольку возросло количество опубликованных книг по вопросам самопомощи; при этом издания по вопросам психического здоровья рассчитаны на массового читателя и предназначены для открытой продажи. Как и во всем остальном, мы можем критиковать Фрейда за то, что он писал для широкого круга читателей и его клинические примеры читали как художественную литературу. Однако в том, что “психиатрическая книга” становится все более популярной, есть много положительного (повышение уровня образования населения, более высокий статус специальности, возможности привлечения ресурсов). Разграничить влияние развлекательного и профессионального чтения также проблематично, и научные журналы, такие как Британский медицинский журнал — BMJ (http://bmj.com), взяли курс на перемены (развиваются, меняют внешнее оформление, становятся более доступными или снижают свои требования — выберите определение, которое вам нравится), чтобы стать (по словам издателей) “ближе к журналу Cosmopolitan, чем к журналу Brain” (Smith, 2002). Количество подписчиков на журналы остается высоким — около 13500 для психиатрических журналов British Journal of Psychiatry и Psychiatric Bulletin (http://rcpsych.ac.uk), что неплохо по сравнению с количеством экземпляров Британского медицинского журнала (около 110000).

Обычно большинству авторов этих журналов известен их стиль и содержание. В отличие от этого печатные издания кратковременного пользования отличаются боїльшим разнообразием стилей, ограничениями в сроках подачи материала, к тому же они предназначены для читателей, стремящихся узнать новости. Некоторые темы свидетельствуют о различных приоритетах печатных изданий долговременного и кратковременного пользования, отражаются в профессиональных различиях, приведенных во вставке 1. Психиатры (за редким исключением) отказываются давать характеристики отдельным лицам или комментировать события, которые только что произошли. Невнятный лепет в отношении предполагаемой мотивации может быть назван синдромом Стива Дэвиса, по имени знаменитого игрока в бильярд: “когда Стив готовится забить этот красный шар, он думает о голубом, по которому он промазал в третьем фрейме”. Однако газеты, как правило, становятся объектами разнообразных жалоб на средства массовой информации, и вследствие этого в среде специалистов формируется образ враждебных средств массовой информации. В напечатанном в Британском медицинском журнале обзоре трех газет, издаваемых в Великобритании в течение 21 года (Ali et al, 2001), процент негативных фактов, связанных с врачами, остается постоянным, однако эти материалы стали занимать более чем в три раза больше места на страницах печати по сравнению с остальным материалом о медицине. Когда Williams и коллеги (2001) анализировали информированность населения о работе психиатров, возможно, материалы нейтрального или положительного содержания редко читали или о них быстро забывали. Работа The Uses of Literacy (Hoggart, 1958) была написана в то время, когда читатели Великобритании только начали проявлять интерес к газетам (увеличение тиражей на 50% для ежедневных газет и на 100% для воскресных выпусков). В 1980-х годах продажи ежедневных и воскресных газет снизились соответственно на 400000 и 900000, читателям нравилась бульварная пресса с ее новым стилем — “откровенным и простым” (Dickinson, 1990). К сожалению, только меньшая часть населения читает газеты каждый день, а ведь именно они формируют базу новостей и снабжают телевизионные новости своими материалами и выступлениями своих ведущих сотрудников. Нынешняя ситуация на рынке газет такова, что, как свидетельствуют заслуживающие доверия показатели продаж, The Guardian по-прежнему имеет лучший веб-сайт http://media.guardian.co.uk.


Вставка 1. Цели и методы работы представителей двух разных профессий


Роль и влияние средств массовой информации при освещении вопросов суицидального поведения были основной темой дискуссий в течение многих лет. Отношение населения к самоубийству (декриминализация суицида и частичное снятие табу) стало более сочувственным, и хотя показатель частоты самоубийств снижается, он остается еще высоким. Yip и коллеги (2000) сообщают, что в Англии и Уэльсе за 15 лет покончили жизнь самоубийством 59608 человек. Хотя психиатры должны поддерживать открытое обсуждение проблем самоубийства как во время бесед, так и в средствах массовой информации, существует озабоченность по поводу того, что в средствах массовой информации представлены вымышленные и реальные суициды. Schmidtke и Hдfner (1989) в обширном обзоре 131 литературного источника изучили влияние средств массовой информации, в основном сообщающих новости о случаях суицида. Доказательства подражания (в отношении основных деталей способов самоубийств, о которых стало известно) оказались убедительными, тем самым ретроспективно обосновав первое предложение Американской академии медицины об ограничении публикаций в прессе, сделанное в 1911 году (Schmidtke & Hдfner, 1989). В двух последующих работах изучались связи между публикациями в прессе и выбором способа самоубийства. Etzersdorfer и коллеги (1992) сообщили, что суицидальные попытки и завершенные суициды в венском метро удалось сократить до единичных случаев после того, как средства массовой информации получили рекомендации по поводу того, как освещать самоубийства. Общее количество завершенных суицидов по городу сократилось на 13%. В упомянутых рекомендациях для местной прессы не запрещалось сообщать о самоубийствах; как следствие, сообщения стали более короткими, не имели характера сенсации и редко печатались на первой странице (Etzersdorfer et al, 1992). Marzuk и коллеги (1993) выявили непосредственное влияние опубликованных описаний способов совершения самоубийств по меньшей мере в 14 из 144 случаев завершенных суицидов в Нью-Йорке — все 14 отличались специфичностью способов (удушение и отравление). Вызывала озабоченность связь между безответственными сообщениями о самоубийствах и возможностью подражания, поэтому Kessler и коллеги (1989) стали изучать содержание программ новостей в США за 12 лет. Однако они не нашли доказательств взаимосвязи по принципу “доза–реакция”. Во всяком случае, в настоящее время средства массовой информации относятся более ответственно к освещению самоубийств, не упоминая детали способов и избегая прежних преувеличений, ошибки допускаются редко.

Lawrie (2000) отмечает, что психиатрия в целом более отрицательно освещается в прессе Великобритании по сравнению с медициной в целом, при этом отсутствует существенное различие между полноформатными средствами массовой информации и бульварной прессой. Однако если в материалах о медицине центральное место занимает “плохой врач”, то в психиатрии — это “плохой пациент”. Существуют правила поведения для журналистов, но они не учитывают трудности, которые характерны только для медицинской практики (White, 2002). Большинство инициативных проектов, таких как проект правительства Великобритании, направленный на непредвзятое освещение в прессе вопросов психического здоровья (the UK Government’s Mindout Guide to Open-Minded Coverage of Mental Health — http://mindout.net), адресованы журналистам и авторам разделов новостей, обычно помощникам редакторов. Терминология сообщений о психиатрических проблемах хорошо обоснована (Walter, 1992; Wahl, 1995; Philo, 1996; Byrne, 2000b), и будет банальным заявление, что, если вы хотите изменить культуру, вы должны сначала изменить язык. Наиболее эффективный способ достижения этого — язык, в котором “люди на первом месте”, например “человек, страдающий шизофренией” вместо “шизофреник” (Penn & Nowlin-Drummond, 2001). Путаница с психиатрическими терминами не всегда происходит по вине журналистов: бывший министр внутренних дел Джек Строу в своем заявлении по поводу Осама бин Ладена сказал, что он не понимает разницы между психозом и психопатией, хотя в интервью он заметил, что “выбирал слова осторожно, потому что всегда, когда употребляешь психиатрические термины, получаешь письма от людей”. Его ошибку исправил на той же странице медицинский консультант газеты доктор Томас Статефорд. К сожалению, в других газетах и электронных средствах массовой информации эта ошибка Строу не исправлялась.

Освещение проблем нашей профессии в средствах массовой информации во многом зависит от нас. Наихудшие сообщения в средствах массовой информации сопровождают историю ошибочных идей в психиатрии (Byrne, 2000b), поддерживая постоянные опасения психиатров в отношении контактов с журналистами (Salter & Byrne, 2000). Имеют успех профилактические подходы. В Норвегии благодаря целенаправленной кампании в прессе удалось сократить длительность нелеченных психотических расстройств в округе Рогаланд со 118 до 26 недель (http://tips-info.com).

Телевидение и радио

В фильме “Все о Еве” (1960), когда одна из актрис говорит Аддисону де Витт (Джордж Сандерс), что она проходит испытания перед выступлением на телевидении, он отвечает: “Телевидение — это и есть испытание”. В судебном иске к автору книги “Любовник леди Чаттерлей” был поставлен такой вопрос: “Позволите ли вы читать эту книгу вашим слугам”. Вскоре после этого телевизор появился в домах всех состоятельных людей как “нечто для использования слугами”. Сегодня, как отмечает ведущий телевизионных программ Дэвид Фрост, этот вездесущий аппарат позволяет нам видеть у себя дома людей, которых мы не хотели бы пригласить в гости. В последнее время “реальное телевидение” распространило феномен людей “известных вследствие своей известности”, демонстрируя людей “известных вследствие желания быть известными”, когда осторожность в отношении репутации человека редко соблюдается (“Большой Брат обсасывает вас и потом выплевывает” — Observer, 27 January 2002). Это средство массовой информации продвинуло обсуждение от конкретного к общему, облекло его в форму искусства и усовершенствовало методы, позволяющие отвлекать внимание на зависть специалистам поведенческой терапии. Сотрудники телевидения пишут критические обзоры своей работы и создают свой собственный язык. Телевизионные программы всячески рекламируются как “вы должны это видеть”, “дух времени”, “ностальгические” — “Я люблю 1972” и т. п. (повторы) или “холодный душ”. Большинство телевизионных сообщений служат для заполнения промежутков между коммерческой рекламой, и даже некоммерческие телекомпании (Би-би-си — the British Broadcasting Corporation (BBC)) используют для этого программы типа “купите это”, садоводство, “сделай сам”, кулинария с многочисленными рекламными вставками. Один из режиссеров рекомендовал обсуждать вопросы психического здоровья в телевизионных передачах в дневное время (Salter & Byrne, 2000). Однако эти программы в форме исповеди преподносят своих гостей либо как чудаков, либо как жертв. К тому же ни одна из групп, которые успешно преодолевали дискриминацию (по признаку расовой принадлежности, пола или сексуальной ориентации), не достигала равенства, вызывая сочувствие к себе. Поэтому телевидение является наименее подходящим средством массовой информации для освещения сложных биопсихосоциальных основ психических расстройств и их лечения, и такие программы (почти) всегда реализуются в наихудшем стиле.


Вставка 2. Что делает факты актуальными новостями?

Они не противоречат известным фактам (даже пришельцы должны соответствовать представлениям зрителей: были описаны неопознанные летающие объекты).

Они представляют интересный аспект (это новость и это меняет представление об известных фактах: например, медицинское открытие, кризис или просчет, Х высказался против Y).

Они интересны для зрителей (от рассказов о знаменитостях до рассказов о соседях — “это могли быть вы”; игра на чувствах).

Они служат образовательным целям в широком смысле этого слова (как у журналиста, так и у зрителя возникает мысль “я этого не знал”).

Они получены от информированного специалиста (хотя определение того, кто является “экспертом”, очень широкое).


Развитие системы телевизионных новостей требует особого изучения. Хотя кино- и видеоиндустрии посвящен следующий раздел, я хотел бы здесь упомянуть два важных фильма, созданных в США, — это “Сеть” (Network, 1975) и “Телевизионные новости” (Broadcast News, 1987), представляющие собой сатиру на этот вид массовой информации. В фильме “Сеть” показано развитие психоза у диктора программы новостей (Питера Финча). Однако изображение в этом фильме астролога Cybil the Soothsayer в ночных новостях бледнеет по сравнению с кроликом (мультипликация) из новостей 5-го канала. А в фильме “Телевизионные новости” быстрое продвижение по службе “химбо” (“баба” мужского пола) Вильяма Харта, не имеющего журналистского образования, — прекрасный пример “этики лакированных волос” телевизионных студий новостей, в соответствии с описанием Postman и Powers (1992), который в настоящее время утратил свою остроту, так как реальность превзошла сатиру. Телевизионные новости “откровенно и просто” используют стиль бульварной прессы, где сообщения всегда продиктованы читательским интересом (вставка 2): “если льется кровь — это эффектно”. Вместо того чтобы повысить свой уровень, круглосуточные новости (или “newsak”, по определению бывшего члена парламента Великобритании и журналиста Мартина Белла) стали фоновым шумом, непрерывным неострым ассортиментом малозначимых “закусок” — в ключевой фразе телевизионной программы “Сегодняшний день” их охарактеризовано как “Новости от телека брюху”. Postman и Powers (1992), считая, что эти отрицательные тенденции невозможно остановить, пришли к выводу, что необходимо смотреть гораздо меньше новостей и учитывать их язык, политические и коммерческие интересы студий. Около 15 лет назад Karpf (1988) предсказал уменьшение количества научных программ и их слияние с программами новостей. Психиатры Berlin и Malin (1991) описали свой опыт исследований с помощью телевидения, при этом требования конфиденциальности не позволяли им привлекать местные средства массовой информации, настроенные недружелюбно. Noel Coward считал, что телевидение не следует использовать для исследований, но во многих случаях психиатры должны тщательно оценить соотношение вреда и пользы, прежде чем появиться в телевизионных новостях (вставка 3). Ассоциация The Glasgow Media Group, проанализировав содержание телевизионных новостей Великобритании на тему психического здоровья за апрель 1994 года, обнаружила, что 70% этой информации было связано с насилием (Philo, 1996). С точки зрения повышения уровня психического здоровья населения телевидение в целом и телевизионные новости в частности являются основным источником стигмы.


Вставка 3. Перечень вопросов, которые необходимо учитывать, давая согласие на интервью средствам массовой информации

Почему я? Потому, что я наиболее подходящий человек или первый попавшийся (возможно, последний в списке), с которым журналисту удалось связаться?

Являюсь ли я именно тем человеком, который может ответить на вопросы по этой тематике? Есть ли кто-то, располагающий боїльшим опытом и более современными данными? Сопоставьте вашу ложную скромность с легкостью, с которой менее квалифицированные специалисты могут согласиться на это интервью, будучи на вашем месте. Если необходимо, сделайте запрос, например, в отдел внешних связей Королевского колледжа психиатров (телефон 020 72 35 2351, дополнительный номер 127 или 154).

Какой аспект проблемы необходимо представить? Если вы не определили или не предложили какой-либо аспект, это сделает журналист.

Существуют ли какие-нибудь этические (согласие пациента и врачебная тайна), профессиональные (деликатные аспекты работы) или юридические (судебное расследование) ограничения? Не забывайте также о синдроме Стива Дэвиса.

Знаком ли я с этим печатным органом или с программой и их форматом? Возможно ли превращение темы интервью в банальность или в сенсацию?

Телевидение — быстрое и вводящее в заблуждение средство массовой информации. Оно не для новичков и обычно представляет сферу интересов психиатров с большим опытом выступлений, больших знатоков СМИ или же с практически полным отсутствием критического отношения к себе.

В печатных публикациях: достаточно ли я доверяю этому журналисту в отношении замечаний “не для печати”?

Вещание: есть ли у меня выбор между записью (менее напряженный вариант) и прямым эфиром (редактирование выступления остается за мной)?

Напишите три основных тезиса и сократите их до минимума. Обсудите их с коллегами на случай, если вы упустили важный момент.

Свяжитесь с журналистом по телефону. Получите новейшую информацию по теме и позвоните другу, который не работает в сфере медицины, чтобы получить советы в отношении выступления. Затем делайте запись.

Проанализируйте запись с коллегами и с другом, не работающим в сфере медицины. Достигли ли вы своей цели? Не забудьте о заключительном телефонном звонке журналисту — лесть всегда помогает.


Дети в США смотрят телевизор минимум 25 часов каждую неделю или 30% времени, которое они проводят в бодрствующем состоянии. К окончанию школы это составляет 19000 часов по сравнению с 13000 часов обучения в школе в течение жизни (Postman & Powers, 1992). Кроме исследования воздействия такого малоподвижного образа жизни на физическое состояние детей и эмоциональных последствий проведения перед телевизором большего количества времени, чем в общении с людьми, в том числе и с родителями, многие специалисты изучали влияние содержания программ (явного или скрытого) на поведение. Klein и коллеги (1993) обнаружили корреляции между контактами со средствами массовой информации и рискованным поведением (по данным анкетирования 2760 подростков в США). Частота различных форм рискованного поведения, которое включает воровство, злоупотребление психоактивными веществами, ранние сексуальные связи, коррелировала с общим “потреблением” телевизионных и радиопрограмм — в среднем 40 часов каждую неделю для каждого средства массовой информации в данной популяции подростков в возрасте 14–16 лет, однако причинных связей установить не удалось (Klein et al, 1993). Несмотря на выводы предыдущих исследований, частота самоубийств коррелирует не с наличием телевизора, а с уровнем достатка (Lester, 1994). Учитывая количество и разнообразные формы контактов со средствами массовой информации, неудивительно, что поиски отрицательного психологического воздействия конкретных программ оказались полностью безуспешными. Когда популярная в Великобритании программа Би-би-си (“Casualty”, имеющая аудиторию 15,5 миллионов зрителей) сообщила о том, что смерть после приема больших доз парацетамола наступает мгновенно, это не отразилось на характере суицидальных попыток на региональном уровне (Simkin et al, 1995). Однако более позднее исследование с использованием тех же методов показало, что в целом по стране количество отравлений парацетамолом удвоилось, когда та же программа показала серьезные последствия приема большой дозы этого препарата пилотом военно-воздушных сил Великобритании (Hawton et al, 1999). При проведении исследования влияния насилия возникают также методологические проблемы. Предположение о том, что дети являются уязвимой частью зрительской аудитории, было подтверждено и установлена связь между просмотром телевизионных программ и агрессивными формами поведения (Villani, 2001). Wilson и коллеги (1999) провели контент-анализ драматических произведений, демонстрирующихся в телевизионный “час пик”, и подтвердили, что психические расстройства постоянно представляли как насилие, хотя в процентном отношении это проявлялось реже, чем по данным предыдущих исследований (Wahl, 1995; Philo, 1996). Прямые контакты между пользователями психиатрической службы и специалистами, а также авторами программ вне съемочной площадки имеют потенциально большое положительное значение. Телевидение может сослужить большую службу обществу при соответствующем внимании к этому вопросу: например, такие герои, как Джой Рейнбоу в программе Австралийского телевидения “Home and Away” (http://www.sane.org/stigmamediahomeaway.html) и Джо Уикс в программе “Eastenders” (http://news.bbc.co.uk/1/hi/health/430859.stm) дают реальное представление о шизофрении.

На радио иногда смотрят как на бедного родственника телевидения. Создание программ обходится недорого, как и доступ к слушателям, при этом радио обладает большой гибкостью. Хотя радио оказывает меньше влияния на население в развитых странах по сравнению с развивающимися, подростки в западных странах слушают радиопередачи чаще, чем взрослые (Klein et al, 1993). Доступность радиопередач в Интернете — это возможность ознакомиться с иностранными программами, и последние достижения в области цифрового радио могут еще больше увеличить количество слушателей. В одном из обзоров отмечалось, что радио является наиболее экономичным средством для распространения знаний о психическом здоровье (Austin & Husted, 1998), а канадское общественное движение против стигмы использовало каналы модульного радио (http://www.camh.
net/journal/journalv2n2/myth_schizophrenia.html). Радио очень удобно для специалиста, начинающего выступать в средствах массовой информации; его программы легче всего воспринимать, и они особенно подходят для освещения проблем психического здоровья. После телевизионного интервью зрители будут помнить, что на вас надето. После радиопередачи слушатели запомнят, что вы сказали.

Нежелание специалистов ввязываться в споры, ведущиеся в средствах массовой информации, — это не новое явление. Сэр Уильям Ослер в 1907 году предупреждал коллег, что:

“В жизни каждого врача, достигшего успеха, возникает соблазн поиграть с далилой прессы, как ежедневной, так и других ее видов. Иногда она может оказывать внимание и приносить удовлетворение, но знайте, что рано или поздно она обязательно поступит как проститутка и отберет последнее, а именно доверие собратьев по профессии (цит. по Karpf, 1988, р. 3).

Совет Ослера относится к тем нынешним психиатрам, которые, по-видимому, не могут отказаться от интервью из-за недостатка у них знаний или способностей (вставка 3), и появление на телевизионном экране является лучшим примером тому. В отличие от этого радио доступно всем нам, невзирая на наши способности, и местное радиовещание представляет собой эффективный способ коррекции новостей, распространяемых централизованно. За последние 15 лет члены Колледжа психиатров, которые хотели выступить в средствах массовой информации, получали поддержку от отдела внешних связей этого учреждения. Проблема заключается в том, что очень мало психиатров дают интервью: всегда предпочтительнее использовать высококвалифицированных специалистов, а не тех, в отношении которых возникают сомнения. Мы знаем, какую пользу приносит информирование и просвещение пациентов, и существует настоятельная потребность охватить более широкую аудиторию, включающую все население (Byrne, 2000b). Во вставке 3 приведен перечень вопросов, которые необходимо учитывать при участии в интервью. Всегда полезно иметь фактический материал, и хорошими источниками для этого являются Ассоциация психического здоровья (the Mental Health Foundation (1999)) и данные государственной статистики (http://statistics.gov.uk).

Кино и видеофильмы

Слухи о гибели кино были значительно преувеличены. Это средство массовой информации пережило свой низкий статус ярмарочного аттракциона, цензуру, появление звука, телевидения и дополнительных форматов на видеопленке и на цифровых многофункциональных дисках (DVD). Технический прогресс, например недорогая цифровая видеозапись и возможность продемонстрировать весь фильм “Toy Story 2” (2000) с помощью цифрового компьютерного изображения без использования кинопленки, способствовал возобновлению интереса к кино. В отличие от большинства телевизионных программ, каждый фильм доступен как отдельная запись, которая может использоваться для изучения или отдельно, или в серии фильмов. Кинематографическое изображение более яркое, чем печатное слово, и прямо или косвенно существенно влияет на другие средства массовой информации. Например, Philo (1996) проследил создание телевизионного “мыльного” сериала из двух фильмов. То, что Хичкок называл “украсть у кого-то”, французы назвали “воздать кому-то честь”. Наряду с ковбоями, военными, полицейскими и бандитами кинематографисты любят изображать врачей. Им нравятся хирурги и сельские врачи (Dans, 2000), но они не любят изображать психиатров, за исключением кратковременного золотого века (Gabbard & Gabbard, 1999). Киноискусство соединяет археологию культуры (обе книги анализируют исторические тенденции с учетом развития профессии) с техническими знаниями, эстетикой и идеологией. Лучшие образцы кино — это совместная работа мастеров искусства с целью достичь совершенного слияния формы и содержания. Фильм “Конформист” (1970), созданный по книге Альберто Моравиа (1968), снятый Витторио Стораро, с безупречной режиссурой Бернардо Бертолуччи, отмечен за отличное исполнение ролей и интересные диалоги:

“Представьте себе огромную подземную площадь вроде пещеры. В ней находятся люди, которые живут здесь с самого детства, они все закованы в цепи и вынуждены смотреть на заднюю стену пещеры. Позади них на расстоянии горит огонь. Теперь попробуйте представить человека, который ходит вдоль невысокой стены, манипулируя каменными и деревянными статуями. Закованные в цепи люди видят только тени на стене. Они будут ошибочно принимать за действительность тени реальных предметов”.

Эти слова, связанные с реальностью этого фильма, содержат намек на потенциал данного средства массовой информации. Является ли это пещерой Платона, кинематографической метафорой или чем-то боїльшим? Теория Фрейда и позже теория Лакана проникают, как компьютерный вирус, в искусство кино и сохраняют ведущую роль в кинокритике (Turner, 1992).

В кинофильмах часто достоверно изображают злоупотребление алкоголем и другими психоактивными веществами, переживание горя, трудности во взаимоотношениях, аутизм и диссоциативное расстройство личности. Многие курсы подготовки специалистов для сферы психического здоровья в США имеют киноклубы, в которых слушателям показывают популярные фильмы для их последующего обсуждения, а некоторые авторы предлагают использовать кинофильмы в качестве учебных пособий по психопатологии (Wedding & Boyd, 1999). Открытое обсуждение фильмов, в которых не удалось достичь качественного изображения психической патологии, позволяет изучить все аспекты нашей клинической практики, а также узнать то, как мы выглядим со стороны.

Проведено мало исследований, посвященных использованию кино для лечебных целей. Мы должны критически относиться к появившейся в США системе “терапевтических фильмов”, “прописываемых” некоторым группам пациентов (Hesley & Hesley, 1998). Если фильм дает неправильную трактовку, это не только возмущает психиатров, но и способствует распространению стереотипов лиц, страдающих психическими расстройствами, в частности мошенников и “нарциссических тунеядцев” (Gabbard & Gabbard, 1999), а также комедиантов и “психокиллеров” (Wahl, 1995). Учебный потенциал таких фильмов заключается не только в упражнениях критического плана, но и в более глубоком понимании этого средства массовой информации и его приемов. Важен также факт широкого распространения кинопродукции. Кинофильм “The Omen” (1976) принес доход (6 миллионов долларов), вдвое превысивший стоимость его производства (Turner, 1992), и киностудия вложила 30 миллионов долларов в создание фильма “Крестный отец” часть, III (1990). Даже такой безвкусный фильм, как “Me, Myself and Irene” (2000), вызвал широкие дискуссии по вопросам шизофрении и способствовал активизации сотрудничества с группами пользователей (Byrne, 2000a). Показанные в 2002 году фильмы “Iris” и “A Beautiful Mind” (русская версия — “Игры разума”) стали хорошим источником информации о двух видах психических расстройств, о которых меньше всего известно населению, — болезни Альцгеймера и шизофрении. Они будут полезными учебными пособиями в течение многих лет благодаря хорошим отзывам критиков, успеху в прокате, а также тому, что они выпущены и на видеокассетах. В настоящее время Колледж психиатров включает в программу своих ежегодных конференций демонстрацию фильмов. В частности, он приобрел издательские права на фильм “Один из четырех”, направленный против стигмы (http://rcpsych.ac.uk/campaigns/cminds/oneinfour.htm) и недавно рекомендованный Всемирной Организацией Здравоохранения для демонстрации в 52 странах.

Новые средства массовой информации

Как вы восприняли многочисленные ссылки в данной статье на адреса страниц Интернета? Они вас обрадовали или вызвали раздражение? Представьте себе, что эта статья важна для вашей профессиональной деятельности и вас попросили к завтрашнему дню проанализировать ее и дополнить новыми данными. Указанные адреса легкодоступны и позволяют выйти на другие страницы и источники информации, которые по объему значительно превышают несколько тысяч слов, содержащихся в настоящей статье. Если вы читаете эту статью в онлайновом режиме, для получения этой информации вам достаточно нажать на кнопку. Сложные взаимоотношения между миром искусства и искусством медицины часто освещаются в Журнале медицинской этики — Journal of Medical Ethics: Medical Humanities (http://jme.bmjjournals.com/). Большинство газет доступны в электронном варианте в Интернете с возможностью загрузки информации в портативные компьютеры (http://avantgo.com). Практическое руководство, подготовленное Колледжем психиатров, с рекомендациями его членам в отношении контактов со средствами массовой информации скоро будет размещено на его интернет-странице (http://rcpsych.ac.uk). Специалисты, занимающиеся кино, могут вести поиск в Интернете по названиям фильмов, фамилиям актеров или тематике (http://imdb. com). Учитывая время, необходимое для подготовки и публикации журнальной статьи, настоящая работа (написана в январе 2002 года, изменения внесены в августе 2002 года) уже устарела. Попробуйте напечатать два ключевых слова заголовка на странице поисковой системы (например, http://google.com) и посмотрите на новый список литературы и на содержание. Вы можете найти статью Martyn (2001) по адресу http://bmj.com/cgi/content/full/323/7316/814/a с информацией о работе врачей со средствами массовой информации, получить электронный адрес с результатами опроса общественного мнения в отношении того, говорят ли специалисты правду или обманывают (врачи выглядят лучше, чем любая другая группа), такие же данные опроса в США (тоже благоприятные для врачей), а также данные о нашем поведении в ресторанах и в качестве гостей фармацевтических фирм (не очень благоприятные). Имеется открытый доступ к системе Medline (http://nlm.nih.gov) и к базе данных Кокрановского института — Cochrane database (http://cochrane.org), а также к материалам Британского медицинского журнала. Большинство учреждений получают электронные журналы (http://athens.nhs.uk), печатное издание (для чтения или для представления статей) может быть выбрано по показателю цитируемости (http://isinet.com/isi/products/citation/jcr/jcrweb/index). В настоящее время такой прогресс положительно отражается на научных исследованиях, системе преподавания и журналистике (Patel, 2001). Экзаменационные модули и результаты уже доступны в онлайновом режиме, и вскоре будет создана система повышения профессиональной квалификации (CPD) через Интернет. Распространение методов лечения с использованием компьютера и Интернета создают широкие возможности для применения когнитивно-поведенческой терапии (White et al., 2000). Kiley (1999) в своей книге, имеющей приложение в виде компакт-диска, знакомит читателей с этими возможностями.

В связи с простотой опубликования материалов Интернет может быть источником информации, которая вводит в заблуждение. Lissman и Boehnlein (2001) обнаружили некачественную информацию и ошибки на 178 сайтах, посвященных вопросам депрессии. Аналогичные данные о недостаточном качестве информации содержатся в переписке Британского медицинского журнала (BMJ (http://bmj.com/cgi/eletters/321/7275/1511)). Интернет сочетает как лучшие, так и худшие качества печатных средств массовой информации (представьте себе газету, не имеющую редактора для проверки содержания материалов или корректора для исправления грамматических ошибок), к тому же он использует изображение и звук. Открываются возможности для сбивающих с толку и псевдонаучных исследований (Patel, 2001). Представьте себе библиотеку, в которой библиотекарь с удовольствием принимает любую книгу или брошюру, однако не помещает ее в соответствующую секцию и не может выбросить бесполезные, устаревшие или непонятные произведения. Полезно посетить ряд антипсихиатрических сайтов, не только тех, которые поддерживаются сайентологами (http://scientology.org/reform/new/75psych.htm). Учитывая многообразие и демократичный характер Интернета, вы можете также прочитать о том, как сайентологию бьют ее собственным оружием (http://demon.co.uk/castle/media). Конечно, есть описания случаев зависимости от Интернета, использования его для похищения людей и другие негативные факты. Новые средства массовой информации повторяют ошибки своих предшественников, но в любом случае они представляют собой самый быстрый и самый дешевый способ массовой коммуникации. Наша специальность требует, чтобы мы знали о проблемах организаций, которые занимаются теми же вопросами, что и мы (вставка 4), и о качестве информации, которую можно найти в Интернете.


Вставка 4. Интернет-адреса британских организаций


Рекомендации

Что средства массовой информации сделали для психиатрии? Не так много, если сравнивать с материалами на другие темы. Расстраиваться по этому поводу или смотреть на это спокойно? Вот основные десять рекомендаций.

· Один раз в неделю приобретайте и прочитывайте газету, которую вы обычно никогда не покупаете. Есть ли в ней раздел о новых средствах массовой информации? Определите различие стилей раздела новостей и тематических статей в сравнении с газетой, которую вы регулярно читаете. Если вам нравятся журналисты, критикующие других журналистов, читайте газету Private Eye.

· Слушайте больше радиопрограмм. Делайте записи. Подумайте о способах, посредством которых передаются идеи, и попробуйте войти в контакт с авторами программ. Если вы примете участие в радиопередаче в прямом эфире, выступление перед коллегами уже не будет для вас страшным.

· Выработайте привычку работать в Интернете, начиная с веб-сайтов групп пользователей (вставка 4), и посылать сообщения по электронной почте о результатах своих поисков и закладках. Помните, что пациенты, их родственники и журналисты используют Интернет для получения “независимого заключения” по основным медицинским вопросам. Старайтесь быть в курсе последних достижений. Решите, какая группа электронных новостей больше вам подходит; посещайте сайт Национального альянса в защиту интересов психически больных — NAMI StigmaBusters (http://nami.org/campaign/stigmabust.html).

· Смотрите многосерийный фильм “Семейка Симпсон”. В нем можно найти остроумное представление религии, средств массовой информации, специалистов и других лицемеров. Даже стигматизирующий словарь героев добавляет иронии в этом сериале, особенно это проявляется в высказываниях шефа полиции Кленси Уиггама. Сравните восхваление программы архиепископа Кантерберийского (“одна из наиболее тонких форм пропаганды в пользу разума, покорности и добродетели”) с высказываниями героя сериала Неда Фландерса: “Мы не судим тебя, Мардж, у нас есть мстительный Бог, который это делает”. Покажите свое знание фильма и отзывов о нем, добившись тем самым уважения детей.

· Окажите поддержку пользователю, другу или специалисту — возможно, это будет один человек, предложите им дать интервью средствам массовой информации. Делая это, помните: “видим одно и то же, делаем одно и то же и учим одному и тому же”. Попытайтесь сопоставить все интервью по времени их проведения и проанализируйте сообщения местных средств массовой информации за определенный период времени в отношении того, как волнующие вас вопросы и другие проблемы психического здоровья представлены в программах. Это поможет быстро выявить имеющиеся затруднения.

· Изучите основы работы средств массовой информации и убедите свое учреждение организовать подготовку по этим вопросам и для пользователей психиатрической службы. Проводите совместно с пользователями программы в средствах массовой информации, используя помощь и учитывая критические замечания обеих сторон. Подчеркивайте различия между психиатрами-журналистами и психиатрами, проявляющими интерес к средствам массовой информации.

· Организуйте кино-клуб для стажеров. Когда он начнет работать, будьте щедрыми на фильмы и приглашения.

· Выясните, что предпринимается в вашем учреждении для пропаганды вопросов психического здоровья. Успели ли в вашем регионе к марту 2002 года внедрить стандарты National Service Framework Standard 1 (по уменьшению стигмы и дискриминации)? Кампания против стигмы, организованная Колледжем психиатров (http://changingminds.co.uk), закончилась в 2003 году. Какие из ее мероприятий вы можете провести в вашем регионе?

· Существенной проблемой остается освещение насилия, “паника среди населения”, поддерживаемая государственными мерами безопасности. Измените акценты: дайте реальную статистику и реальные случаи. В Великобритании каждый год под колесами превышающих скорость полицейских автомобилей погибает больше людей, чем от рук лиц, страдающих психическими расстройствами. Информируйте об этом население.

· Почему, действительно, не прочесть эту статью? Согласитесь, основные десять рекомендаций представляют собой квинтэссенцию и гораздо интереснее, чем текст сам по себе. Способ представления — это все, но содержание помогает.

ЛИТЕРАТУРА

Ali, N. Y., Theobe, Y. S. L., Auvache, V. L., et al (2001) Bad press for doctors: 21 year survey of the three national newspapers. BMJ, 323, 782–783.

Austin, L. S. & Husted, K. (1998) Cost-effectiveness of television, radio, and print media programs for public mental health education. Psychiatric Services, 49, 808–811.

Berlin, F. S. & Malin, H. M. (1991) Media distortion of the public’s perception of recidivism and psychiatric rehabilitation. American Journal of Psychiatry, 148, 1572–1576.

Byrne, P. (2000a) Schizophrenia in the cinema: Me, Myself and Irene. Psychiatric Bulletin, 24, 364–365.

Byrne, P. (2000b) Stigma of mental illness and ways of diminishing it. Advances in Psychiatric Treatment, 6, 65–72.

Dans, P. E. (2000) Doctors in the Movies. Bloomington, IL: Medi-Ed Press.

Dickinson, S. (1990) How to Take on the Media. London: Weidenfeld and Nicholson.

Etzersdorfer, E., Sonneck, G. & Nagel-Kuess, S. (1992) Newspaper reports and suicide. New England Journal of Medicine, 327, 507–508.

Gabbard, G. & Gabbard, K. (1999) Psychiatry and the Cinema (2nd edn). Washington, DC: American Psychiatric Press.

Hawton, K., Simkin, S., Deeks, J. J., et al (1999) Effects of a drug overdose in a television drama on presentations to hospital for self poisoning: time series and questionnaire study. BMJ, 318, 972–977.

Hesley, J. W. & Hesley, J. G. (1998) Rent Two Films and Let’s Talk in the Morning. New York: John Wiley and Sons.

Hoggart, R. (1958) The Uses of Literacy. London: Pelican Books.

Hudson Jones, A. (1997) Literature and medicine: narratives of mental illness. Lancet, 350, 359–361.

Karpf, A. (1988) Doctoring the Media: The Reporting of Health and Medicine. London: Routledge.

Kessler, R. C., Downey, G., Stipp, H., et al (1989) Network television news stories about suicide and short-term changes in total US suicides. Journal of Nervous and Mental Diseases, 177, 551–555.

Kiley, R. (1999) Medical Information on the Internet: A Guide for Mental Health Professionals. London: Churchill Livingstone.

Klein, J. D., Brown, J. D., Childers, K. W., et al (1993) Adolescents’ risky behaviour and mass media use. Pediatrics, 92, 24–31.

Lawrie, S. M. (2000) Newspaper coverage of psychiatric and physical illness. Psychiatric Bulletin, 24, 104–106.

Lester, D. (1994) Young adult suicide and exposure to television: a comment. Social Psychiatry and Psychiatric Epidemiology, 29, 110–111.

Lissman, T. L. & Boehnlein, J. K. (2001) A critical review of Internet information about depression. Psychiatric Services, 52, 1046–1050.

Macdonald, A. (2001) Commentary on Delirium: the role of psychiatry. Advances in Psychiatric Treatment, 7, 442–443.

Martin, C. (2001) Doctors and the media. BMJ, 323, 814.

Marzuk, P. M., Tardiff, K., Hirsch, C. S., et al (1993) Increase in suicide by asphyxiation in New York City after the publication of Final Exit. New England Journal of Medicine, 329, 1508–1510.

Mental Health Foundation (1999) The Fundamental Facts. All the Latest Facts and Figures on Mental Illness. London: Mental Health Foundation.

Moravia, A. (1968) The Conformist (trans. A. Davidson). Harmondsworth: Penguin.

Patel, R. M. (2001) How the Internet is altering medical journalism and education. Academic Psychiatry, 25, 134–142.

Penn, D. L. & Nowlin-Drummond, A. (2001) Politically correct labels and schizophrenia: a rose by any other name? Schizophrenia Bulletin, 27, 197–203.

Philo, G. (1996) Media and Mental Distress. London: Longman.

Postman, N. & Powers, S. (1992) How to Watch TV News. New York: Penguin Books.

Salinsky, J. (2002) Medicine and Literature: The Doctor’s Companion to the Classics. London: Radcliffe Medical Press.

Salter, M. & Byrne, P. (2000) The stigma of mental illness: how you can use the media to reduce it. Psychiatric Bulletin, 24, 281–283.

Schmidtke, A. & Hдfner, H. (1989) Public attitudes towards and effects of the mass media on suicidal and deliberate self-harm behaviour. In Suicide and its Prevention: The Role of Attitude and Imitation (eds R. Diekstra, R. Maris, S. Platt, et al), pp. 313–330. Leiden: World Health Organization/E. J. Brill.

Simkin, S., Hawton, K., Whitehead, L., et al (1995) Media influence on parasuicide. A study on the effects of a television drama portrayal of paracetamol self-poisoning. British Journal of Psychiatry, 167, 754–759.

Smith, R. (2002) The BMJ: moving on. BMJ, 324, 5–6.

Turner, G. (1992) Film As Social Practice. London: Routledge.

Villani, S. (2001) Impact of media on children and adolescents: a 10-year review of the research. Journal of the Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 40, 392–401.

Wahl, O. F. (1995) Media Madness: Public Images of Mental Illness. New Brunswick, NJ: Rutgers University Press.

Walter, G. (1992) The psychiatrist in American cartoons, 1941–1990. Acta Psychiatrica Scandinavica, 85, 167–172.

Wedding, D. & Boyd, M. A. (1999) Movies and Mental Illness: Using Films to Understand Psychopathology. Boston, MA: McGraw Hill.

White, C. (2002) Doctors under fire. BMJ, 324, 55.

White, J., Jones, R. & McGarry, E. (2000) Cognitive behavioural computer therapy for the anxiety disorders: a pilot study. Journal of Mental Health, 9, 505–516.

Williams, A., Cheyne, A. & MacDonald, S. (2001) The public’s knowledge of psychiatrists: questionnaire survey. Psychiatric Bulletin, 25, 429–432.

Wilson, C., Nairn, R., Coverdale, J., et al (1999) Mental illness depictions in prime-time drama: identifying the discursive resources. Australian and New Zealand Journal of Psychiatry, 33, 232–239.

Yip, P., Chao, A. & Chiu, C. (2000) Seasonal variation in suicides: diminished or vanished. Experience from England and Wales 1982–1996. British Journal of Psychiatry, 177, 366–369.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2004. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.