Вып. 26, год 2005

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИХ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ


British Journal of Psychiatry 2004; 185: 63–69

БЫСТРОЕ КУПИРОВАНИЕ АГРЕССИИ ИЛИ ВОЗБУЖДЕНИЯ У ПАЦИЕНТОВ В ОТДЕЛЕНИИ НЕОТЛОЖНОЙ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
Практическое испытание эффективности лоразепама для внутримышечного введения
по сравнению с галоперидолом в комбинации с прометазином
Jacob Alexander, Prathap Tharyan, Clive Adams, Thomas John, Carina Mol and Joncy Philip
Адрес для корреспонденции: Dr Jacob Alexander, Department of Psychiatry, Christian Medical College, Vellore 632002, Tamil Nadu, India.
E-mail: dralexander_in@yahoo.com
Rapid tranquillisation of violent or agitated patients in a psychiatric emergency setting
Pragmatic randomised trial of intramuscular lorazepam v. haloperidol plus promethazine
© 2004 The Royal College of Psychiatrists.
Printed by permission

Предпосылки. Купирование проявлений агрессии с помощью фармакологических средств у людей с психическими расстройствами недостаточно изучено.
Цели. Сравнить эффективность вмешательств, обычно используемых для контроля возбуждения или проявлений агрессии у пациентов с серьезными психическими расстройствами. 
Метод
. Двести испытуемых в случайном порядке были разделены на две группы: в первой назначали по 4 мг лоразепама внутримышечно, во второй — галоперидол (10 мг) плюс прометазин (25–50 мг). 
Результаты
. Во время “слепых” оценок через четыре часа (контроль 99,5% испытуемых) одинаковое количество (96%) в обеих группах были спокойны или спали. Однако спали 76% получавших смесь галоперидол–прометазин по сравнению с 45% тех, кто принимал лоразепам (RR = 2,29; CI 1,59–3,39; NNT = 3,2; CI 2,3–5,4). При применении смеси галоперидол–прометазин испытуемые начинали быстрее успокаиваться, быстрее проявлялось седативное действие и более заметное клиническое улучшение наступало в течение первых двух часов. Ни одно из двух вмешательств значимо не различалось в отношении необходимости в дополнительном вмешательстве или в мерах физического стеснения, по количеству отсутствовавших или побочным эффектам. 
Выводы
. Оба вмешательства позволяют эффективно контролировать проявления агрессии и возбуждения. Если требуется как можно быстрее достичь седативного действия, смесь галоперидол–прометазин имеет преимущество над лоразепамом. 
Декларация об интересах
. Нет.

Насильственное или агрессивное поведение — распространенная причина обращений в отделение неотложной психиатрической помощи, при этом 3–10% пациентов с психическими расстройствами совершают нападения (Tardiff & Sweillam, 1992; Tardiff & Koenigsberg, 1985). В Индии и Бразилии смесь галоперидол–прометазин обычно используется для того, чтобы быстро успокоить возбужденного или агрессивного больного (Huf et al, 2002a). Прометазин как антигистаминный препарат усиливает седативное действие галоперидола и предотвращает острые дистонические реакции, которые обычно возникают при самостоятельном использовании галоперидола (Van Harten et al, 1999). Поскольку эффективность смеси галоперидол–прометазин раньше не оценивалась в контексте рандомизированного испытания, объединенная группа “Tranquilisгcзгo Rбpida-Ensaio Clнnic — TREC” разработала план двух практических испытаний по оценке эффективности этой смеси в сравнении с лоразепамом. Одно испытание проводилось в Рио-де-Жанейро (TREC–Рио), а другое — в Индии. В этой статье мы приводим результаты исследования TREC–Индия и коротко комментируем данные исследования TREC–Рио. Лоразепам для внутримышечного введения все шире используется в Индии в случаях, когда необходимо купировать неотложные психические состояния, стоит столько же, сколько и смесь галоперидола с прометазином (0,17 фунтов стерлингов) и не вызывает ни дистонических, ни экстрапирамидных побочных эффектов; однако его эффективность в сравнении с эффективностью комбинации “антипсихотический препарат–антигистаминный препарат” неизвестна. Практическое индийское испытание Tranquilisгcзгo Rбpida-Ensaio Clнnic было проведено в реальных условиях, в которых сравнивалась эффективность внутримышечного введения комбинации галоперидол–прометазин с таковой лоразепама внутримышечно.

Метод

Условия

Это практическое рандомизированное контролируемое испытание, в котором участвовали пациенты, обычно поступающие в службы неотложной помощи и почти ничего общего не имеющие с повседневной практикой, проводилось в службах неотложной помощи кафедры психиатрии в Христианском медицинском колледже в Веллоре в южном индийском штате Tamil Nadu. Большинство пациентов, обращающихся в службы неотложной психиатрической помощи клинической больницы на 1800 коек, прибывали в сопровождении членов семьи по собственной инициативе либо по направлению врача общей практики города или прилежащих городов и деревень, а также из служб неотложной помощи этой и других больниц.

Отбор пациентов

Состояние последовательно поступающих пациентов оценивали и считали их подходящими для включения в испытание в том случае, если лечащий врач полагал, что внутримышечное введение седативного средства явно показано при возбуждении, агрессии или насильственном поведении, а также если он знал, что оба вмешательства не несут в себе дополнительной опасности для пациента. Если пациент отказывался от лечения либо был не способен дать согласие из-за тяжелого психического заболевания, у ответственного родственника получали согласие в соответствии с преобладающей в этой стране клинической практикой. Родственники, получив полную информацию об этом испытании, давали
письменное согласие; пациенты, не имевшие ответственного родственника, исключались из испытания. В этом испытании одновременно сравнивали два применявшихся вмешательства с низким уровнем опасности, сравнительная польза которых неизвестна.

Размер выборки

Из доступной литературы известно, что необходимый минимальный размер выборки составлял 90 индивидов на одно вмешательство, учитывая, что 73% получали бензодиазепины и 57% — типичные антипсихотические препараты (Battaglia et al, 1997; Joy et al, 2003), а мощность составляла 80% при 95%-ных доверительных интервалах и прогнозируемой точности 20%.

Рандомизация и вмешательства

Отобранные с учетом описанных выше критериев включения пациенты методом случайного распределения получали либо внутримышечно галоперидол (10 мг) и прометазин (25 или 50 мг), смешанные в одном шприце, либо внутримышечно лоразепам (4 мг). Все дозы назначались по усмотрению лечащего врача, хотя рекомендуемая доза составляла 10 мг галоперидола плюс 50 мг прометазина или 4 мг лоразепама. Эти дозы были установлены преимущественно в результате клинической практики и пилотного исследования, которое показало, что требовалось минимум 4 мг лоразепама, чтобы получить такое же по интенсивности транквилизирующее действие, как и при введении смеси галоперидола и прометазина.

Рандомизация осуществлялась в соответствии с компьютерным перечнем случайных чисел различной величины в менее десяти блоках, подготовленных сотрудником из Великобритании. Этот сотрудник был членом бригады TREC–Индия, но не имел никаких клинических обязанностей в проведении испытания. Член бригады и фармацевт подготовили последовательно пронумерованные непрозрачные картонные коробки, одинаковые по внешнему виду и весу. На их внешней стороне была форма с вопросами, которые должен был заполнить лечащий врач, не осведомленный о содержимом коробки. В коробках находились галоперидол (5 мг х 2 ампулы) плюс прометазин (50 мг х 1 ампула) или лоразепам (4 мг х 1 ампула), как это предусматривалось в перечне рандомизации, один одноразовый шприц с иглой и формы последующих проверок. Все клинические исполнители исследования не знали, какие именно лекарственные препараты находятся в коробках, до тех пор пока не открывали их.

Процедура

Убедившись в том, что пациент соответствует критериям включения в испытание, из шкафа для средств неотложной помощи брали следующую по порядку коробку — в этом и состояла рандомизация. Дежурный врач регистрировал степень тяжести эпизода и первоначальный диагноз на форме, прикрепленной к внешней стороне опечатанного пакета с лекарственными препаратами. Затем коробку открывали и вводили препарат(ы). Далее члены лечебной бригады проверяли состояние больного через 15, 30, 60 и 120 минут, а координаторы исследования через 240 минут и через две недели. Кроме того, данные получали из истории болезни, а также во время проведения интервью с родственниками и членами лечебной бригады.

“Слепота” метода

Исследование было “слепым” до момента назначения лечения, что сводило к минимуму систематическую ошибку, связанную с отбором. После его назначения в течение первых двух часов оценка состояния пациента не была “слепой”, поскольку лечебная бригада должна была знать, какие лекарственные препараты были введены. В любом случае в исследовании TREC–Индия оценивали известные (т. е. не слепые) практические вмешательства. Однако координаторы исследования, которые не знали, какое именно вмешательство было проведено, оценивали состояние пациента через 240 минут. В это время они также пытались угадать введенные препараты, чтобы оценить их “слепоту”.

Результаты

В каждый оценочный момент проверяли, успокоился пациент или заснул; кроме того, отмечали время начала транквилизирующего действия препаратов и засыпания. Считалось, что пациенты успокоились, если они вели себя мирно и не демонстрировали возбужденное, агрессивное или опасное поведение. О наступлении сна можно было говорить в том случае, если при осмотре они выглядели крепко спящими и не возбуждались при внешнем шуме; глубина этого внешнего спокойствия дополнительно не оценивалась. При поступлении также оценивали их состояние по шкале “Общее клиническое впечатление — Степень тяжести”, а также по шкале “Общее клиническое впечатление — Степень улучшения”, учитывая такие признаки, как агрессия и проявления насилия (Guy, 1976), по шкале Simpson–Angus для оценки побочных экстрапирамидных симптомов (Simpson–Angus, 1970) и шкале Barnes для оценки акатизии (Barnes, 1989) в каждый оценочный момент; проверялся также любой другой клинически значимый нежелательный эффект, особенно дистония. Состояние пациентов оценивалось, когда они бодрствовали, поскольку экстрапирамидные симптомы обычно не проявляются во сне или нередко препятствуют засыпанию (в случае дистонии или акатизии). В течение первых четырех часов также мы имели возможность выяснить, целесообразно ли применять дополнительные лекарственные препараты для купирования возбужденного или агрессивного поведения, прибегать к мерам физического стеснения либо необходимо дополнительное наблюдение со стороны медицинского персонала. Кроме того, чтобы проверить наличие побочных эффектов или неблагоприятных результатов и согласие принимать пероральные препараты, участников наблюдали в течение двух недель. Основной результат — “спокойный или спит к четвертому часу”.

Анализ данных

Мы использовали двойной ввод данных и анализировали их, используя статистический пакет для социальных наук (SPSS) (версия 9,0 для Windows). Адекватность рандомизации оценивалась путем сравнения исходных социально-демографических и клинических характеристик участников исследования. Мы сравнивали процентное содержание тех, кто успокоился, кто заснул, и тех, у кого улучшилось поведение (оговоренные в протоколе испытания показатели по шкале “Общее клиническое впечатление” существенно и очень существенно улучшились), нуждающихся в применении мер стеснения, в вызове врача и дополнительном введении седативного препарата, при этом использовался критерий хи-квадрат с поправкой на непрерывность или точный критерий Фишера (в зависимости от ситуации) . Мы рассчитывали показатели относительного риска и абсолютную оценку, число пациентов, которых необходимо лечить с помощью этого метода в течение определенного периода, чтобы предотвратить неблагоприятный исход у одного больного, а также их 95%-е доверительные интервалы (Altman, 1998), используя анализ в соответствии с намерением лечить. Мы также проводили дисперсионный анализ повторных оценок, чтобы сравнить средние показатели, полученные по шкале “Общее клиническое впечатление — Степень улучшения”, в группах в разные моменты времени, при этом признак “засыпание” в разные моменты контроля вносился как ковариата. Мы использовали U-тест Mann–Whitney, чтобы сравнить среднее время транквилизирующего и седативного действия в двух группах, поскольку данные не имели нормального распределения. Статистический показатель k использовался для оценки согласования между “слепыми” предположениями координаторов о проведенном лечении.

Результаты

В 2002 году в течение пяти месяцев в службы неотложной помощи обратился 221 пациент по поводу дезорганизованного поведения, из них 21 не был включен в испытание по причинам, отраженным на диаграмме CONSORT (рис. 1). Остальные 200 пациентов были рандомизированы. Показатели проверки первого результата через четыре часа получены у 100% пациентов, которым вводили лоразепам, и у 99% тех, кто получал смесь антипсихотического и антигистаминного препаратов. Показатели проверки второго результата через две недели получены у 92% тех, кому вводили лоразепам, и у 90% пациентов, которым вводили смесь антипсихотического и антигистаминного препаратов.

Большинство пациентов составляли мужчины с маниакальным синдромом (МКБ–10; ВОЗ, 1992), их состояние оценивалось как средней тяжести или тяжелое (табл. 1). Было принято решение, что 19 пациентам с тяжелой ажитированной депрессией, с психотическим или с суицидальным поведением показано парентеральное введение лекарственных препаратов для предупреждения причинения вреда себе или другим людям. Группы были одинаковыми по количеству участников, получивших психотропные препараты, по среднему возрасту и средним показателям по шкале “Общее клиническое впечатление”.

Таблица 1. Исходные демографические и клинические характеристики

Координаторы исследования в 58% случаев точно догадались о том, что пациентам вводился лоразепам, и в 33% — что пациентам вводили комбинацию антипсихотического и антигистаминного препаратов (k — 0,68).

К четвертому часу равное количество (96%) пациентов “вели себя спокойно или заснули”. Однако через 15 и через 30 минут, через час и через два часа после комбинированного лечения успокаивалось или засыпало большее количество пациентов (табл. 2). Галоперидол плюс прометазин также превосходили лоразепам в отношении вызывания сна. Разница, составлявшая 40% в пользу смеси галоперидола и прометазина (через 15 минут), увеличивалась до 47% через 30 минут, но к четвертому часу снижалась до 31%. При сравнении среднего времени до начала транквилизирующего действия/засыпания комбинированное лечение быстрее оказывало транквилизирующее и седативное действие (табл. 3). У четверых пациентов, получивших лоразепам, не удалось купировать состояние (в отличие от одного, которому была введена смесь галоперидола и прометазина). У 23 индивидов, получивших лоразепам, в течение всего четырехчасового наблюдения вовсе не наступал сон (в отличие от восьми пациентов из группы больных, которым вводилась смесь галоперидола и прометазина).

Таблица 2. Основные результаты

1. Дихотомизированная шкала “Общее клиническое впечатление — Улучшение”; существенное и очень существенное улучшение

Таблица 3. Время до начала спокойного поведения и сна

Средние показатели по шкале “Общее клиническое впечатление — Степень улучшения” в течение четырехчасового наблюдения вносились в дисперсионный анализ повторных оценок (табл. 4). Показатели (в баллах) шкалы “Общее клиническое впечатление — Степень улучшения” демонстрировали значимые различия с течением времени, а также между группами. После внесения признака “засыпание” как ковариаты для учета дифференциального седативного действия лекарственных препаратов по оценкам клинического улучшения показатели (в баллах) шкалы “Общее клиническое впечатление — Степень улучшения” продолжали демонстрировать различия с течением времени, но разница между показателями, полученными по шкале “Общее клиническое впечатление — Степень улучшения”, в обеих группах была статистически незначимой.

Таблица 4. Показатели по шкале “Общее клиническое впечатление” в течение четырех часов

Несмотря на преимущество комбинации антипсихотического и антигистаминного препаратов в оказании седативного действия, оба вмешательства не различались по количеству (в процентах) пациентов, в отношении которых нужно было применять меры физического стеснения, тех, у кого возникали дальнейшие эпизоды возбуждения или насилия, и тех, кто нуждался в дополнительном введении лекарственных препаратов, либо тех, к кому нужно было вызывать врача (табл. 2). Кроме того, не было различий в результатах у поступивших или выписавшихся через четыре часа, а также не прошедших контрольное обследование через четыре часа и через две недели. Между вмешательствами не отмечалось очевидных различий у индивидов с различными клиническими диагнозами, а также в зависимости от возраста или от пола (данные доступны по просьбе). Ни у одного из тех, кому вводилась смесь галоперидола и прометазина, не отмечалось каких-либо неблагоприятных эффектов, тогда как один человек с бронхиальной астмой в анамнезе, которому вводили лоразепам, жаловался на умеренно выраженное ухудшение дыхательной функции, а другой сообщил о тошноте и головокружении после введения бензодиазепина. У двух пациентов, получивших до введения лоразепама 10 и 18 баллов по шкале Simpson–Angus для оценки побочных экстрапирамидных симптомов, после введения препарата эти показатели не изменились. У других пациентов показатели шкал для оценки экстрапирамидных симптомов или акатизии не превышали нуль до вмешательства и после него. Ни у одного пациента не было признаков дистонии.

Обсуждение

В Индии примерно 15 млн людей страдают серьезными психическими расстройствами (шизофренией — 2,7/1000 населения; аффективными расстройствами — 12,3/1000 населения и органическими психозами — 0,4/1000 населения; Reddy & Chandrasekhar, 1998). Хотя систематически устанавливаемые данные о распространенности проявлений агрессии среди людей с психическими расстройствами в странах с низкими и средними доходами ограниченные, отсутствуют данные, которые свидетельствовали бы о том, что распространенность агрессии или ажитированного поведения в странах с низкими доходами, например в Индии, обычно ниже, чем в других странах. Поэтому масштаб проблемы, с которой столкнулись службы неотложной помощи в Индии, совершенно очевиден.

Купирование возбуждения и агрессии в отделениях неотложной помощи: отсутствие консенсуса

Во всех странах для купирования возбуждения и агрессии в отделениях неотложной помощи обычно назначают производные бензодиазепина, антипсихотические препараты и их комбинацию (Allen, 2002; McAllister-Williams & Ferrier, 2002). К более новым препаратам относится зуклопентиксолацетат, препарат более длительного действия (Coutinho et al, 2000), а также быст

ро действующие атипичные антипсихотические препараты для внутримышечного введения — оланзапин (Jones et al, 2001) и зипразидон (Brook et al, 2000).

Методические рекомендации по купированию неотложных психических состояний (Royal College of Psychiatrists, 1998; Expert Consensus Guideline Group, 1999) не основываются на доказательствах (Allen, 2002) или же применяются стереотипно (Pilowsky et al, 1992; Cunnane, 1994; Binder & McNeil, 1999; Huf et al, 2002a). Данные рандомизированных испытаний и систематических обзоров ограниченные и не указывают на преимущество зуклопентиксолацетата над типичными антипсихотическими препаратами (Fenton et al, 2003) или обычно используемой комбинации галоперидола и бензодиазепина над самостоятельно вводимым галоперидолом (Battaglia et al, 1997). Полагают, что бензодиазепины более эффективны, чем типичные антипсихотические препараты (Battaglia et al, 1997; Allen, 2002), а галоперидол эффективнны, плацебо (Joy et al, 2003).

Купирование агрессии в странах с низкими и средними доходами

Купирования агрессии или проявлений насильственного поведения психически больных в Индии добиваются методами “уговаривания”, физического стеснения и изоляции, а также введением лекарственных препаратов. Первые минуты и часы имеют решающее значение, поэтому желательны лекарственные препараты, которые быстро успокаивают и(или) оказывают седативное действие, не вызывая дистресса или опасных побочных эффектов. В странах с низкими доходами, таких как Индия, высокая стоимость зуклопентиксолацетата препятствует его широкому применению; внутримышечные атипичные антипсихотические недоступны и, по-видимому, слишком дорого стоят.

Исследования TREC–Индия и TREC–Рио

В исследовании TREC–Индия, самом крупном и единственном, в котором сравнивались эти вмешательства, рандомизированные пациенты с возбуждением или с проявлениями насильственного поведения обычно наблюдались в повседневной клинической практике. В нем сравнивали клинически значимые результаты применения двух дешевых часто используемых препаратов и утраченные данные об одном пациенте (0,5%) для оценки первичного результата и о 18 индивидах для оценки через две недели (9%). Хотя оба препараты эффективно купируют возбужденное или агрессивное поведение (при этом свыше 75% пациентов в каждой группе успокаивались либо засыпали в течение 15 минут после введения препаратов и 96% в каждой группе успокаивались либо засыпали к четвертому часу), 10 мг галоперидола внутримышечно в комбинации с 25–50 мг прометазина превосходят 4 мг лоразепама внутримышечно по скорости начала сна и, следовательно, клинического улучшения. Если применяется только лоразепам, значимая доля пациентов дольше остаются в бодрствующем состоянии, потенциально подвергая всех опасности. Однако в исследовании TREC–Индия не было установлено, что сниженная способность лоразепама оказывать седативное действие по сравнению с комбинацией галоперидола и прометазина чаще требовала дополнительного вмешательства или сопровождалась причинением вреда себе либо другим людям.

В TREC–Рио (Huf et al, 2002a,b; TREC Collaborative Group, 2003) методом случайного распределения пациентам (n = 301) в течение шести месяцев назначали либо смесь галоперидола и прометазина, либо мидазолам внутримышечно. Хотя в Индии последний препарат доступен, он в пять раз дороже смеси галоперидола и прометазина и используется в психиатрии нечасто.

Мидазолам однозначно быстрее оказывал транквилизирующее действие, чем смесь галоперидола и прометазина. Однако комбинированное лечение в исследовании TREC–Рио оказывало менее выраженное транквилизирующее / седативное действие, чем в исследовании TREC–Индия (табл. 5) В обоих исследованиях было одинаковое количество больных мужчин с выраженным заболеванием и психотическими расстройствами. Однако каждый, кому назначалась смесь препаратов, в исследовании TREC–Индия получал 10 мг галоперидола, а в исследовании TREC–Рио 77/148 (52%) больным вводили 5 мг этого препарата, а 71/148 (48%) — 10 мг. Большинство пациентов в обоих исследованиях, которым назначалась смесь, принимали по 50 мг прометазина. Однако анализ результатов введения двух разных доз в обеих подгруппах исследования TREC–Рио показал, что количество пациентов, у которых проявилось транквилизирующее действие, и тех, у кого наступил сон, не различается (Evandro Coutinho, личное сообщение, 2003). Однако чтобы оценить, имеет ли значение доза галоперидола, следует провести сравнительное исследование с достаточно крупной выборкой.

В исследовании TREC–Индия не сравнивалась эффективность только галоперидола с таковой этого препарата в смеси с лоразепамом, но добавление прометазина к галоперидолу могло бы иметь преимущество перед добавлением лоразепама для усиления транквилизирующего и седативного действия и преимущество при введении только галоперидола, поскольку прометазин предотвращает побочные экстрапирамидные эффекты, например острую дистонию и акатизию (Salzman et al, 1991; Battaglia et al, 1997; Brook et al, 2000). При применении обоих методов лечения не отмечалось серьезных побочных эффектов, особенно связанных с экстрапирамидной системой, хотя умеренное ухудшение деятельности органов дыхания наблюдалось при приеме лоразепама, что согласуется с известными данными об угнетении функции дыхания производными бензодиазепина.

Примерно к 15% пациентов, участвовавших в исследовании, принимали меры физического стеснения и менее 10% в течение четырех часов вводили дополнительно другие лекарственные препараты. Эта распространенная в Индии и Бразилии практика (Huf et al, 2002a) применения мер физического стеснения пациентов с дезорганизованным поведением после парентерального введения препарата в противоположность введению дополнительных лекарственных препаратов требует оценки.

Две схемы лечения, оценивавшиеся в этом исследовании, недорогие, эффективные и доступные в разных странах мира. Если важно быстро добиться седативного действия, необходима смесь внутримышечного галоперидола и прометазина, которая имеет преимущество перед внутримышечным введением лоразепама.

Таблица 5. Количество заснувших после введения смеси галоперидола с прометазином

 Выражение признательности

Исследовательская бригада TREC–Индия выражает признательность Giselle Huf за вклад в разработку плана исследования TREC–Рио, на основе которого моделировалось наше исследование. Мы благодарны Evandro Coutinho за сообщение неопубликованных данных, полученных в исследовании TREC–Рио. Это испытание невозможно было бы провести без существенной поддержки и участия многих врачей, медицинских сестер и персонала кафедры психиатрии. Мы признательны мистеру N. Ravi за помощь в изготовлении TREC-коробок. Это испытание финансировалось внутренними исследовательскими грантами Fluid Research Fund of the Christian Medical College, а также общим фондом Vellore and Cochrane Schizophrenia Group.

Клиническое значение

· Внутримышечное введение лоразепама (4 мг) так же эффективно, как и смеси галоперидола (10 мг) и прометазина (25/50 мг), при купировании проявлений агрессии или возбуждения у людей с психическими расстройствами.

· Если требуется быстрое седативное действие, смесь галоперидола и прометазина имеет преимущество перед лоразепамом.

· Прагматические рандомизированные испытания вмешательств в странах с низким уровнем доходов, с ограниченным финансированием, с клинически значимыми результатами и с низкими показателями выбывания возможны в рамках сферы психиатрической помощи.

Ограничения

· Оценки в течение первых двух часов не были “слепыми” и выполнялись многими специалистами.

· Эффекты обоих вмешательств могли быть дозозависимыми.

· Не оценивались только галоперидол или его комбинации с бензодиазепинами.

ЛИТЕРАТУРА

Allen, M. H. (2002) Managing the agitated psychotic patient: a reappraisal of the evidence. Journal of Clinical Psychiatry, 61 (suppl.14), 11–20.

Altman, D. G. (1998) Confidence intervals for the number needed to treat. BMJ, 317, 1309–1312.

Barnes, T. R. E. (1989) A rating scale for drug-induced akathisia. British Journal of Psychiatry, 154, 672–676.

Battaglia, J., Moss, S., Rush, J., et al (1997) Haloperidol, lorazepam, or both for psychotic agitation? A multicenter, prospective, double-blind, emergency department study. American Journal of Emergency Medicine, 15, 335–340.

Binder, R. L. & McNeil, D. E. (1999) Emergency psychiatry: contemporary practices in managing acutely violent patients in 20 psychiatric emergency rooms. Psychiatric Services, 50, 1553–1554.

Brook, S., Lucey, J. V. & Gunn, K. P., et al (2000) Intramuscular ziprasidone compared with intramuscular haloperidol in the treatment of acute psychosis. Journal of Clinical Psychiatry, 61, 933–941.

Coutinho, E., Fenton, M., Adams, C., et al (2000) Zuclopenthixol acetate in psychiatric emergencies: looking for evidence from clinical trials. Schizophrenia Research, 46, 111–118.

Cunnane, J. G. (1994) Drug management of disturbed behaviour by psychiatrists. Psychiatric Bulletin, 18, 138–139.

Expert Consensus Guideline Group (1999) (1999) Treatment of schizophrenia 1999. The expert consensus guideline series. Journal of Clinical Psychiatry, 60 (suppl. 11), 3–80.

Fenton, M., Coutinho, E. S. F. & Campbell, C. (2003) Zuclopenthixol acetate in the treatment of acute schizophrenia and similar serious mental illnesses. Cochrane Library, issue 1. Oxford: Update Software.

Guy, W. (1976) ECDEU Assessment Manual for Psychopharmacology revised edn. Rockville, MD: National Institute of Mental Health.

Huf, G., Coutinho, E. S. F., Fagundes, H. M. Jr, et al (2002a) Current practices in managing acutely disturbed patients at three hospitals in Rio de Janeiro–Brazil: a prevalence study. BMC Psychiatry, 2, 4.

Huf, G., Coutinho, E. S. F. & Adams, C. E. (2002b) TREC-Rio trial: a randomised controlled trial for rapid tranquillisation for agitated patients in emergency psychiatric rooms [ISRCTN44153243]. BMC Psychiatry, 2, 11.

Jones, B., Taylor, C. C. & Meehan, K. (2001) The efficacy of a rapid-acting intramuscular formulation of olanzepine for positive symptoms. Journal of Clinical Psychiatry, 62 (suppl. 2), 22–24.

Joy, C. B., Adams, C. E. & Lawrie, S. M. (2003) Haloperidol versus placebo for schizophrenia. Cochrane Library, issue 1. Oxford: Update Software.

McAllister-Williams, R. H. & Ferrier, I. N. (2002) Rapid tranquillisation: time for a reappraisal of options for parenteral therapy. British Journal of Psychiatry, 180, 485–489.

Pilowsky, L. S., Ring, H., Shine, P. J., et al (1992) Rapid tranquillisation. A survey of emergency prescribing in a general psychiatric hospital. British Journal of Psychiatry, 160, 831–835.

Reddy, M. V. & Chandrasekhar, C. R. (1998) Prevalence of mental and behavioural disorders in India: a meta-analysis. Indian Journal of Psychiatry, 40, 149–157.

Royal College of Psychiatrists (1998) Management of Imminent Violence: Clinical Practice Guidelines to Support Mental Health Services (Occasional Paper OP41). London: Royal College of Psychiatrists.

Salzman, C., Solomon, D., Miyawaki, E., et al (1991) Parenteral lorazepam versus parenteral haloperidol for the control of psychotic disruptive behavior. Journal of Clinical Psychiatry, 52, 177–180.

Simpson, E. N. & Angus, J. W. F. (1970) A rating scale for extrapyramidal side-effects. Acta Psychiatrica Scandinavica Supplementum, 212, 11–19.

Tardiff, K. & Sweillam, A. (1982) Assaultive behavior among chronic inpatients. American Journal of Psychiatry, 139, 212–215.

Tardiff, K. & Koenigsberg, H. W. (1985) Assaultive behavior among psychiatric outpatients. American Journal of Psychiatry, 142, 960–963.

TREC Collaborative Group (2003) Rapid tranquillisation for agitated patients in emergency psychiatric rooms: a randomised trial of midazolam versus haloperidol plus promethazine. BMJ, 327, 708–713.

Van Harten, P. N., Hoel, H. W. & Kahn, R. S. (1999) Acute dystonia induced by drug treatment. BMJ, 319, 623–626.

World Health Organization (1992) The ICD–10 Classification of Mental and Behavioural Disorders: Clinical Descriptions and Diagnostic Guidelines. Geneva: WHO.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2005. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.