Вып. 27, год 2005

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПСИХИАТРИИ


The British Journal of Psychiatry 2006; 188: 109–121

Дополнительные лекарственные препараты в психиатрии
Обзор исследований по изучению эффективности и безопасности
Ursula Werneke, MRCPsych1; Trevor Turner, FRCPsych2; Stefan Priebe, FRCPsych3
Адрес для корреспонденции: Dr Ursula Werneke, Division of Psychiatry, Homerton University Hospital, East Wing, Homerton Row, London E9 6SR, UK. E-mail: Ursula.Werneke@elcmht.nhs.uk
Complementary medicines in psychiatry
Review of effectiveness and safety© 2006 The Royal College of Psychiatrists.Printed by permission

1 Division of Health Service Research, Institute of Psychiatry, and Division of Psychiatry, Homerton University Hospital.
2 Division of Psychiatry, Homerton University Hospital.
3 Unit for Social and Community Psychiatry, Barts and The London, NHS Trust, Queen Mary School of Medicine and Dentistry, London, UK

Предпосылки. Прием дополнительных лекарственных препаратов лицами с психическими расстройствами убедительно подтверждается. Однако их эффективность часто не установлена, к тому же они могут быть менее безвредными, чем это предполагается. 

Цели. Оценить дополнительные лекарственные препараты, обычно применяющиеся в психиатрической практике, их эффективность, возможные побочные эффекты и взаимодействия. 

Meтод. Поиск электронной и печатной литературы по изучению эффективности и безопасности дополнительных психотропных препаратов. 

Рeзультаты. К потенциально полезным веществам
относятся гинкго (ginkgo) и гидергин (hydergine) как активаторы когнитивных функций, пассифлора и валериана как седативные средства, зверобой и S-аденозилметионин (S-adenosylmethionine) как антидепрессанты,
а также селен и соль фолиевой кислоты как дополнения к антидепрессантам. Менее доказательные данные получены о применении жирных кислот омега-3 как “усилителей” лечения шизофрении, мелатонина — при поздней дискинезии и 18-метоксикоронаридина (18-methoxycoronaridine), производного ибогена (ibogaine), — для лечения болезненного пристрастия к кокаину и героину. 

Выводы. Систематические клинические испытания необходимы для проверки перспективных веществ. Тем временем лица, желающие принимать дополнительные лекарственные препараты, нуждаются в квалифицированных консультациях. 

Декларация об интересах: нет.

Введение

Дополнительные лекарственные препараты используются либо как альтернативные, либо как дополнение к общепринятому лекарственному препарату (Zimmerman & Thompson, 2002). Точно установлено, что их принимают лица с хроническими расстройствами, например больные раком, с сопутствующими соматическими и психологическими нарушениями (Eisenberg et al, 1993; Ernst & Cassileth, 1999). У пациентов психиатрического профиля показатель применения этих лечебных средств колеблется в пределах 8–57%, при этом чаще всего их принимают при депрессии и тревоге. В популяционном исследовании, проведенном в США, установлено, что у 9% респондентов отмечались приступы тревоги, 57% из них принимали дополнительные лекарственные средства; 7% респондентов сообщали о тяжелой депрессии, 54% из них принимали дополнительные лекарственные средства (Kessler et al, 2001). В другом исследовании, проведенном в США, сообщалось о психических расстройствах у 14% респондентов, 21% из них принимали дополнительные лекарственные препараты (Unutzer et al, 2000). Самый высокий показатель употребления этих средств (32%) отмечался у респондентов с паническим расстройством. В исследованиях, которые ограничивались лицами с психическими расстройствами, показатель их применения колебался в пределах 13–54% (Knaudt et al, 2001; Wang et al, 2001; Alderman & Kiepfer, 2003; Matthews et al, 2003). Их также принимали лица, которые были на консультации у психиатра, а в недавно проведенном исследовании пациентов с раковыми заболеваниями было показано, что 25% из них принимали вещества с психоактивными свойствами (Werneke et al, 2004a).

Дополнительные лекарственные препараты можно разделить на следующие группы: растительные лекарственные средства, пищевые добавки, включая витаминные препараты, а также другие органические и неорганические вещества, в том числе жирные кислоты ряда омега-3. Некоторые люди принимают пищевые добавки и витамины в высоких дозах, часто превышающих безопасные пределы, рекомендуемые Агентством по стандартам качества пищевых продуктов (Food Standards Agency, 2003). Люди с психическими расстройствами могут принимать дополнительные лекарственные препараты для лечения тревоги и депрессии или для снятия побочных эффектов типичных антипсихотических препаратов, например поздней дискинезии и прибавки массы тела. Некоторые стремятся применять более холистический подход к лечению, другие надеются, что дополнительные лекарственные препараты имеют меньше побочных эффектов или вообще не имеют их, а многие пациенты с хронической тревогой и депрессией явно разочарованы из-за кажущейся неэффективности общепринятого лечения. Цель этого обзора — ознакомить психиатров с дополнительными лекарственными средствами, с которыми они обычно сталкиваются в клинической практике, проанализировать базу данных в отношении заявленной эффективности их и обсудить возможные побочные неблагоприятные эффекты и типы лекарственного взаимодействия.

Метод

Мы изучили базы данных Medline и Cochrane, чтобы получить сведения об эффективности дополнительных лекарственных препаратов, применяемых для лечения психических заболеваниий. Мы разделили вещества на разные категории: активаторы когнитивных функций, седативные и анксиолитические средства, антидепрессанты, антипсихотические препараты, средства для устранения двигательных расстройств, а также средства против болезненного пристрастия к психоактивным веществам. Во время поиска использовались названия веществ, принадлежащих к каждой категории, и термины ЭФФЕКТИВНОСТЬ, ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ, НЕБЛАГОПРИЯТНАЯ РЕАКЦИЯ НА ЛЕКАРСТВЕННЫЙ ПРЕПАРАТ или ЛЕКАРСТВЕННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ. Все обнаруженные статьи анализировались и дополнительно изучались ссылки, имеющие отношение к изучаемой теме. Все данные сопоставлялись и упорядочивались как пригодные для анализа. Мы также использовали веб-ресурсы, например Полную базу данных о естественных лечебных средствах (http://www.naturaldatabase.com/), а также перечни предпочитаемых лекарственных препаратов, например Краткий врачебный справочник растительных лекарственных средств (PDRPhysicians’ Desk Reference for Herbal Medicines; Medical Economics, 2000), для получения дополнительной информации о выявленных веществах. По возможности мы использовали обзоры, в которых кратко описывался предполагаемый механизм действия лекарственных веществ, а также оценивалась эффективность, поскольку подробное изложение всех данных выходило за рамки этой статьи. Всякий раз, когда была возможность, мы отдавали предпочтение метаанализам, систематическим обзорам и двойным слепым рандомизированным контролируемым испытаниям, но мы включали и другие данные, например результаты открытых испытаний и данные отдельных клинических случаев, если они имели отношение к нашему обзору. Если для метаанализов были доступны стандартизованные сравнительные оценки, полученные, например, с использованием шкалы Гамильтона для оценки депрессии (Hamilton Rating Scale for Depression — HRSD; Hamilton, 1967), мы сообщали о соответствующих коэффициентах риска. Другие испытания из-за разнородности данных в метаанализ не включались. Мы выбирали только исследования, пригодные для общей взрослой психиатрии и геронтопсихиатрии. Другие особые группы пациентов и здоровых добровольцев были исключены, так же как и исследования по изучению комбинации веществ с данными, доступными только для одного вещества (рис. 1).

Результаты

Было выявлено 2007 исследований, в которых изучались 20 лечебных средств, применявшихся при пяти категориях психических расстройств. Литература была представлена описанием отдельных клинических случаев, описательными обзорами и систематическими обзорами, включая метаанализ. При четырех психических расстройствах данные об эффективности лечебных средств ограничивались результатами рандомизированных контролируемых испытаний, систематических обзоров и метаанализов. В отношении лечебных средств против болезненного пристрастия к психоактивным веществам мы также учитывали открытые исследования, поскольку доступных данных очень мало (рис. 1).

Активаторы когнитивных функций

Активаторы когнитивных функций используются либо для лечения деменции, а именно для улучшения умственной деятельности, либо с целью избежать ослабления когнитивных функций у здоровых людей. Этого можно достигнуть, увеличив содержание холина в головном мозге, например, путем ингибирования ацетилхолинэстеразы. Теоретически предполагаются альтернативные нехолинергические нейропротекторы; к ним относятся антиоксиданты, устраняющие свободные радикалы и тем самым уменьшающие интоксикацию нервной системы, а также антикоагулянты, улучшающие мозговое кровобращение (Spinella, 2001). К предполагаемым активаторам когнитивных функций растительного происхождения относятся гинкго, женьшень, гидергин, который является производным спорыньи (Claviceps purpurea), а также растения семейства пасленовых, включая картофель, томаты и баклажаны (тaбл. 1).

Taблица 1. Активаторы когнитивных функций

По данным публикаций, у некоторых индивидов с болезнью Альцгеймера после применения гинкго двулопастного улучшалось когнитивное функционирование (Birks et al, 2002; Kanowski & Hoerr, 2003), однако в другом испытании не выявлено никакой пользы этого растения у людей пожилого возраста с болезнью Альцгеймера сосудистого типа или с возрастными когнитивными нарушениями (van Dongen et al, 2003). Предметом спора является вопрос, равноценен ли эффект гинкго двулопастного у лиц с болезнью Альцгеймера таковому синтетических ингибиторов холинэстеразы (Itil et al, 1998; Wettstein, 2000; Schreiter-Gasser & Gasser, 2001). Сообщается о том, что гидергин приводит к значимому улучшению когнитивного функционирования при деменции, но следует отметить, что большинство исследований выполнялись до согласования стандартизованных критериев диагностики деменции (Olin et al, 2001). Результаты использования панакса-женьшеня и витамина E были неубедительные (Sano et al, 1997; Vogeler et al, 1999). Растения семейства пасленовых могут вызывать сильные холинергические эффекты, ингибируя не только ацетил-, но и бутирилхолинэстеразу. Однако клинические исследования по изучению их влияния на когнитивное функционирование не проводились. Эти вещества могут усиливать интоксикацию кокаином вследствие одинакового механизма действия (Krasowski et al, 1997).

Анксиолитики и седативные препараты

Анксиолитические и седативные препараты по сути имеют одни и те же основные механизмы действия. Чем сильнее вещество, тем больше выражен седативный эффект, в крайних случаях возможно развитие коматозного состояния. Известны четыре механизма действия (Spinella, 2001): (a) связывание с ГАМК-рецепторами, что вызывает гиперполяризацию клеточной мембраны вследствие повышенного притока анионов хлора; (б) ингибирование возбуждающих аминокислот, также нарушающее таким образом способность запоминать новую информацию; (в) блокада натриевых каналов, ослабляющая деполяризацию клеточной мембраны; (г) блокада кальциевых каналов, уменьшающая высвобождение нейромедиаторов в синаптическую щель. Большинство дополнительных лекарственных средств, назначаемых для устранения тревоги и оказания седативного действия (например, кава, валериана, пассифлора и ромашка), являются ГАМК-ергическими, хотя механизм действия некоторых средств, например хмеля, остается неизвестным. Как и прогнозировалось, все лечебные средства могут вызывать сонливость, если их принимать в высоких дозах, а также могут потенцировать действие синтетических седативных препаратов (табл. 2).

Taблица 2. Анксиолитические и седативные средства

Taблица 3. Антидепрессанты и зверобой: средство, усиливающее их действие

Наиболее исследованным веществом является кава (Piper methysticum), которая происходит из Полинезии и традиционно использовалась в религиозных ритуалах (Chevallier, 1996). Kaвa оказывает анксиолитическое действие, установленное в нескольких рандомизированных контролируемых исследованиях (Pittler & Ernst, 2003). В нескольких случаях отмечались признаки гепатотоксического действия этого средства (Natural Medicines Database, 2004a), из-за которого его намеренно устранили с рынка Великобритании. Считают, что еще Galen и Dioscorides было известно о седативном действии валерианы (Valeriana officinalis or Valeriana edulis), которое поддерживало ее значимость на протяжении столетий (Spinella, 2001). В 1845 году Coffin описал ее как “отличное седативное средство, предрасполагающее разум к спокойствию, а организм ко сну”. Эффективность валерианы может быть сопоставима с эффективностью оксазепама (Dorn, 2000; Ziegler et al, 2002). Однако систематический обзор исследований эффективности валерианы при бессоннице дал неубедительные результаты (Stevinson & Ernst, 2000).

Пассифлора (Passiflora incarnata) содержит хризин, частичный агонист бензодиазепиновых рецепторов.
В одном исследовании при сравнении пассифлоры с оксазепамом установлено, что оба средства имеют одинаковую эффективность (Akhondzadeh
et al, 2001a); чтобы подтвердить этот результат, необходио провести больше исследований. О ромашке и хмеле нет никаких данных. Ромашка (Chamomilla nobile or Matricaria recutita) coдержит апигенин, который связывает бензодиазепиновые рецепторы (Viola et al, 1995). Механизм действия хмеля (Humulus lupulus) остается неясным. Средство Bach представляет собой сбор из 38 цветов и, похоже, не дает никакого эффекта (Ernst, 2002). Мелатонин, извлекаемый из шишковидного тела, может улучшать сон у лиц с расстройством стадии “медленного” сна, но в лечении первичного расстройства сна не наблюдалось никакого положительного эффекта (MacMahon et al, 2005). Это вещество может улучшать качество начального сна у лиц пожилого возраста с бессонницей (Olde Rikkert & Rigaud, 2001), но его роль как средства для лечения бессонницы при болезни Альцгеймера остается спорной (Cardinali et al, 2002; Singer et al, 2003).

Taблица 4. Антидепрессанты и средства, усиливающие их действие: добавки

Антидепрессанты и дополнительные лечебные средства

Все известные синтетические антидепрессанты действуют путем усиления серотонинергической и норадренергической нейропередачи. Считают, что большинство дополнительных антидепрессантов действуют через те же проводящие пути (табл. 3 и 4). Механизм действия селена неясен, но, по-видимому, он иной. Его свойства как антиоксиданта обеспечивают редуцирование повреждений нервных клеток (Benton, 2002), известно также, что он облегчает превращение тироксина (T4) в тиронин (T3); добавление T3 — одно из возможных средств усиления действия антидепрессантов в общей психиатрии. Клинические исследования не проводились, но низкая концентрация селена ассоциируется с депрессией, тревогой и враждебностью (Hawkes & Hornbostel, 1996), а высокое содержание в пище или в пищевой добавке — с улучшением настроения. Явный терапевтический эффект может быть дозозависимым (Benton & Cook, 1991; Benton, 2002). Как и литий, селен имеет узкий терапевтический индекс. В последнем отчете Агентства по стандартам качества пищевых продуктов (2003) сокращены рекомендуемые пределы безопасного суточного потребления. Результаты испытаний могут быть наиболее многообещающими у лиц с низкой исходной концентрацией селена.

Наиболее робастные клинические данные получены о зверобое (Hypericum perforatum). Они прошли широкую проверку в метаанализах (Linde et al, 1996; Williams et al, 2000; Whiskey et al, 2001; Roder et al, 2004; Werneke et al, 2004b; Linde et al, 2005; табл. 3), в которых выявлено уменьшение величины эффекта со временем, если эффективность зверобоя в испытаниях сравнивали с эффективностью плацебо. Данные более поздних метаанализов в основном свидетельствуют о том, что эффективность зверобоя ограничивается легкой депрессией, поэтому необходимы более однородные исследования, нацеленные на изучение пациентов с легкой депрессией (Roder et al, 2004; Werneke et al, 2004b; Linde et al, 2005).

Тем не менее четыре из этих метаанализов продемонстрировали, что его эффективность эквивалентна таковой стандартных антидепрессантов (Linde et al, 1996; Whiskey et al, 2001; Roder et al, 2004; Linde et al, 2005). В одном недавно проведенном испытании с использованием высоких доз (до 1800 mg) зверобоя сообщалось о его эффективности, эквивалентной эффективности пароксетина у лиц с умеренной или с тяжелой депрессией (Szegedi et al, 2005). Наиболее вероятно, что активным компонентом зверобоя является гиперфорин (hyperforin), который ингибирует обратный захват моноаминов (Chatterjee et al, 1998; Mьller et al, 1998). Таким образом, следует более систематически изучить эффективность экстрактов зверобоя с максимальным содержанием гиперфорина (Werneke et al, 2004b).

Фолат и S-аденозилметионин находятся в одном и том же бихимическом тракте, при этом фолат необходим для синтеза метионина, прямого предшественника S-аденозилметионина, из гомоцистеина. S-аденозилметионин облегчает реакции метилирования, необходимые для синтеза многих нейромедиаторов (Bottiglieri et al, 2000; Morris et al, 2003). Таким образом, у лиц с высоким уровнем гомоцистеина чаще возникает депрессия и, по-видимому, они реже реагируют на лечение антидепрессантами. Интересно отметить, что гипотиреоз может вызывать повышение уровня гомоцистеина (Roberts & Ladenson, 2004), что может усугублять сопутствующую депрессию. В опубликованных клинических исследованиях сообщается об эффективности фолата только при его добавлении к лечению антидепрессантами (Taylor et al, 2004).

Опубликованы данные о том, что парентеральный
S-аденозилметионин эффективнее плацебо (Bressa, 1994), а его эквивалентность имипрамину была продемонстрирована в двух PKИ (Delle Chiaie et al, 2002; Pancheri et al, 2002). Начало действия этого вещества может быть более быстрым (Fava et al, 1995). При применении перорального S-аденозилметионина могут понадобиться дозы, в четыре раза превышающие дозу парентерального препарата (Delle Chiaie et
al, 2002). Известно, что жирные кислоты ряда омега-3 стабилизируют мембраны и облегчают моноаминергическую, серотонинергическую и холинергическую нейропередачу (Haag, 2003), но их антидепрессивное действие в клинических исследованиях продемонстрировано неубедительно (Marangell et al, 2003; Su et al, 2003). Жирные кислоты ряда омега-3, возможно, эффективны при добавлении к литию при лечении биполярного аффективного расстройства (Bowden, 2001; табл. 4).

Антипсихотические препараты, средства, усиливающие их действие,
и лечение поздней дискинезии

Для лечения психозов предложены только два дополнительных лечебных средства. Экстракты раувольфии (Rauwolfia serpentina) традиционно использовались до того, как стали широко доступными синтетические антипсихотические препараты; несколько дериватов алкалоида, включая резерпин, появились в 1950-х годах (Malamud et al, 1957). Раувольфия происходит из Индии и упоминается в аюрведической медицине примерно в 700 году до нашей эры (Chevallier, 1996). Она блокирует накопление моноаминов в пузырьках, благодаря чему они легче разрушаются моноаминоксидазой в цитоплазме. Как следствие, количество наличного нейромедиатора при деполяризации клеточной мембраны уменьшается (Spinella, 2001), что приводит к редукции дофамина и разрешению психотических симптомов. Однако при этом уменьшится и количество серотонина и норадреналина, и это объясняет, почему резерпин легко провоцирует депрессию. Альтернативный метод — усиление лечения антипсихотическими препаратами добавлением жирных кислот ряда омега-3, однако результаты клинических испытаний следует считать предварительными (Joy et al, 2003; табл. 5).

Предпринимались попытки лечить позднюю дискинезию витамином E. Этот метод лечения основывается на допущении, что она возникает не только вследствие сверхчувствительности дофаминовых рецепторов, но и связана с повреждением тканей антипсихотическими препаратами вследствие окислительного процесса (Shamir et al, 2001; Lohr et al, 2003). Метаанализ десяти небольших испытаний указывает на то, что витамин E предотвращает усугубление поздней дискинезии (Soares & McGrath, 2001); в одном недавно проведенном исследовании сообщалось об улучшении (Zhang et al, 2004). Гораздо более мощным антиоксидантом, чем витамин E, является мелатонин, который снижает дофаминергическую активность в полосатом теле, а также ограничивает высвобождение дофамина из гипоталамуса (Shamir et al, 2001; Lohr et al, 2003). Однако, как и в отношении жирных кислот ряда омега-3, результаты клинических испытаний неубедительные (Shamir et al, 2000, 2001), поэтому необходимо проводить более крупные испытания, чтобы проверить его терапевтическую эффективность (табл. 5).

Taблица 5. Антипсихотические препараты, средства, усиливающие их действие, и лечение поздней дискинезии

Лечебные средства, использующиеся при болезненном пристрастии к психоактивным веществам

Многие растения вызывают болезненное пристрастие, однако мало выявлено тех, которые могут устранять его (табл. 6). Таковым может быть ибоген (ibogaine), который получают из западноафриканского кустарника Tabernanthe iboga. Он обладает галлюциногенными свойствами и традиционно используется в религиозных церемониях и ритуалах инициации, но, как утверждают, он также устраняет болезненное пристрастие к никотину, кокаину и опиатам, блокируя высвобождение дофамина в n. accumbens (и реакцию дофамина в целом) у хронических потребителей кокаина и опиатов (Maisonneuve & Glick, 2003). Ибоген также связывает кокаиновый сайт белка-переносчика серотонина (Staley et al, 1996), но его терапевтическая ценность ограниченная, поскольку он высокотоксичен для нервной системы и может вызывать необратимое повреждение мозжечка (Maisonneuve & Glick, 2003), поэтому дальнейшие клинические исследования были прекращены. Синтетическое производное 18-метоксикоронаридин дает схожие эффекты, но не оказывает ни токсического действия на мозжечок, ни специфического действия на белок-переносчик серотонина (Maisonneuve & Glick, 2003). До настоящего времени 18-метоксикоронаридин проходил испытание только в экспериментах на животных, в которых было показано, что это вещество уменьшает потребление кокаина, морфина и алкоголя у крыс (Rezvani et al, 1997; Glick et al, 2000).

Пассифлора также используется для смягчения эффектов болезненного пристрастия к опиатам, каннабису, бензодиазепинам и никотину, но получены лишь ограниченные клинические данные (Dhawan et al, 2002a,b, 2003; Akhondzadeh et al, 2001b). Валериана также подвергалась испытаниям при отмене бензодиазепинов (Poyares et al, 2002), а зверобой применяли в лечении алкогольной зависимости (De Vry et al, 1999; Rezvani et al, 1999; Overstreet et al, 2003b), но эффективность не установлена. Кудзу, японская маранта (Pueraria lobata), традиционно используется для лечения похмелья после алкогольной интоксикации. Активный ингредиент пурерарин нейтрализует анксиогенные эффекты, связанные с отменой алкоголя (Overstreet et al, 2003a). Кудзу также содержит два мощных обратимых ингибитора изоферментов алкоголь-дегидрогеназы человека (Keung, 1993), но эффект наблюдался только in vitro (Lin & Li, 1998). В одном небольшом испытании среди лиц с хроническим злоупотреблением алкоголем эффективность кудзу не отличалась от таковой плацебо (Shebek & Rindone, 2000). Необходимы дополнительные испытания для проверки истинного терапевтического потенциала, возможно, с использованием более стандартизованных формул активного ингредиента.

Taблица 6. Лечебные средства, использующиеся при болезненном пристрастии к психоактивным веществам

Обсуждение

Наш обзор наглядно демонстрирует, что база данных об использовании дополнительных психотропных лечебных средств крайне ограниченная. Наиболее полные данные получены о зверобое и кава, оба широко используются в разных культурах. Однако для испытания зверобоя необходимо хорошо разработанное определение критериев включения (Werneke et al, 2004b), а от кава отказались из-за гепатотоксического действия. Необходимы дополнительные рандомизированные контролируемые испытания, чтобы оценить эффективность других перспективных веществ, таких как селен и S-аденозилметионин, в лечении депрессии в идеале у индивидов с соответствующими видами недостаточности в исходном состоянии. Это может способствовать разработке новых терапевтических подходов к лечению терапевтически резистентной депрессии. Следует изучить анксиолитическое и седативное действие валерианы и пассифлоры; их потенциальная ценность в лечении болезненного пристрастия к психоактивным веществам также требует дополнительного выяснения. Роль жирных кислот омега-3 как дополнения к антипсихотическим препаратам и мелатонину как средства для лечения или для профилактики поздней дискинезии остается неоднозначной, оба варианта необходимо испытать с использованием логически обоснованной методологии.

Мы охарактеризовали лишь ограниченный спектр дополнительных лечебных средств, используемых для лечения распространенных психических расстройств. Понятно, что известно много лечебных средств, которые можно принимать для улучшения состояния здоровья или для устранения побочных эффектов общепринятых препаратов. Врачи должны быть осведомлены о таких формах самолечения и анализировать их, поскольку все лечебные средства могут взаимодействовать с назначенным лекарственным препаратом или сами по себе вызывать побочные эффекты. Например, пациенты принимают фитоэстрогены, такие как воронец (Actaea racemosa), дикий сладкий картофель (батат) (Dioscorea composita) или дудник (Angelica sinensis), для устранения побочных эффектов со стороны половой сферы, а это может вызывать нарушения у пациентов с эстрогенно-рецептороположительным раком молочной железы (Werneke et al, 2004a). По этой же причине они также пробуют принимать средства из вечерней примулы (Oenothera biennis), которые могут снижать эффект вальпроата натрия (Miller, 1989). Бурую водоросль (Laminaria digitata or Fucus vesiculosus) можно принимать для предупреждения прибавки массы тела; с другой стороны, наличие в ней значительного количества йода может препятствовать лечению расстройств функций щитовидной железы. Йод, принимаемый вместе с литием, вызывает дополнительные симптомы гипотиреоза (Natural Medicines Comprehensive Database, 2004b).

Учитывая сложный характер потенциальных типов лекарственного взаимодействия, врачи должны обсуждать дополнительные лечебные средства со своими пациентами. Хотя некоторые пациенты делают выбор в пользу дополнительных лечебных средств как альтернативы традиционному лечению, многие принимают их в сочетании с назначенными врачом лекарственными препаратами. Дополнительные лечебные средства имеют — справедливо или незаслуженно — очень положительную “естественную” репутацию среди существенных групп населения и, следовательно, популярны во многих культурах. Это способствует более широкому приятию этих средств и согласию принимать их (в отличие от традиционных лекарственных препаратов), поэтому важно “быть готовым и уметь учитывать убеждения и предпочтения пациентов — при условии, что их действия безопасны” (Brugha et al, 2004). Кроме того, неизвестно, может ли согласованный с врачом прием дополнительных лекарственных средств сам по себе улучшить способность разобраться в проводимом лечении и в последующем повышать качество соблюдения графика приема традиционных препаратов. Это подчеркивает значимость дальнейшего исследования дополнительных лечебных средств с целью изучить перспективные вещества, такие как пассифлора, валериана и S-аденозилметионин, которые, по-видимому, являются очевидными кандидатами для дальнейшего изучения в рандомизированных контролируемых испытаниях. В дополнение к этому в будущих исследованиях целесообразно рассмотреть установки и предпочтения пациентов, сосредоточиваясь, возможно, на тех, кто требует назначения дополнительных лечебных средств.

Наконец, врачи должны быть осведомлены о побочных эффектах, вызываемых дополнительными лечебными средствами, и обо всех типах взаимодействия с другими методами лечения. Они должны уметь выявлять риски, соответственно консультируя пациентов и избегая некритичного поощрения принимать потенциально вредные средства. Игнорирование этой сферы, учитывая самостоятельное применение дополнительных лечебных средств, может вызывать критические замечания и, возможно, приводить к судебному процессу (Cohen & Eisenberg, 2002). В равной мере следует поощрять пациентов, чтобы они информировали специалистов лечебных учреждений о приеме дополнительных лечебных средств. Этот вопрос необходимо обсуждать деликатно, чтобы избежать отчуждения пациентов, которые могут чувствовать, что их не воспринимают серьезно или критикуют за использование дополнительных лечебных средств. Подобные обсуждения могут быть сложными и требуют больше времени, чем допустимо в повседневной клинической работе. Модели оказания помощи следует разрабатывать таким образом, чтобы учитывать эту проблему, причем внимание следует уделять специализированным клиникам, которые предоставляют регулярные современные консультации как врачам, так и пациентам.

Клиническое значение и ограничения

Клиническое значение

· В зависимости от выбранных критериев включения исследований в обзор от 8 до 57% пациентов психиатрического профиля (чаще всего с депрессией и тревогой) принимают дополнительные лечебные средства.

· Врачи должны быть соответствующим образом подготовлены, чтобы обсуждать вопрос применения дополнительных лечебных средств с пациентами, которые предпочитают холистический подход к лечению.

· Врачи должны быть осведомлены о побочных эффектах, связанных с приемом дополнительных лекарственных средств и их взаимодействием с типичными лекарственными препаратами.

Ограничения

· База данных о применении дополнительных психотропных средств крайне ограниченная, поэтому в срочном порядке необходимо проводить рандомизированные контролируемые испытания перспективных веществ.

· Нередко активный ингредиент в травяных составах не выявлен, что создает проблемы со стандартизацией экстрактов и рекомендациями в отношении доз.

· Обсуждение применения дополнительных лечебных средств может потребовать большего времени, чем это возможно в повседневной клинической работе.

Выражение признательности

Мы благодарны Mr Oded Horn за его помощь в интерпретации результатов метаанализа.

ЛИТЕРАТУРА

Ahlemeyer, B. & Krieglstein, J. (2003) Neuroprotective effects of Ginkgo biloba extract. Cellular and Molecular Life Sciences, 60, 1779–1792.

Akhondzadeh, S., Naghavi, H. R., Vazirian, M., et al (2001a) Passionflower in the treatment of generalized anxiety: a pilot double-blind randomized controlled trial with oxazepam. Journal of Clinical Pharmacy and Therapeutics, 26, 363–367.

Akhondzadeh, S., Kashani, L., Mobaseri, M., et al (2001b) Passionflower in the treatment of opiates withdrawal: a double-blind randomized controlled trial. Journal of Clinical Pharmacy and Therapeutics, 26, 369–373.

Alderman, C. P. & Kiepfer, B. (2003) Complementary medicine use by psychiatry patiеnts of an Australian hospital. Annals of Pharmacotherapy, 37, 1779–1784.

Amenta, F., Cavallotti, C., Franch, F., et al (1989) Muscarinic cholinergic receptors in the hippocampus of the aged rat: effects of long-term hydergine administration. Archives Internationales de Pharmacodynamie et de Thérapie, 297, 225–234.

Benjamin, J., Muir, T., Briggs, K., et al (2001) A case of cerebral haemorrhage — can Ginkgo biloba be implicated? Postgraduate Medical Journal, 77, 112–113.

Benton, D. (2002) Selenium intake, mood and other aspects of psychological functioning. Nutrition and Neurosciences, 5, 363–374.

Benton, D. Cook, R. (1991) Selenium supplementation improves mood in a double-blind crossover trial. Biological Psychiatry, 29, 1092–1098.

Birks, J., Grimley Evans J. & Van Dongen, M. (2002) Gingko biloba for cognitive impairment and dementia. Cochrane Library, Issue 2. Oxford: Update Software.

Boerner, R. J., Sommer, H., Berger, W., et al (2003) Kava-Kava extract LI150 is as effective as opipramol and buspirone in generalised anxiety disorder — an 8-week randomized, double-blind multi-centre clinical trial in 129 out-patients. Phytomedicine, 10 (suppl.), 38–49.

Bottiglieri, T., Laundy, M., Crellin, R., et al (2000) Homocysteine, folate, methylation, and monoamine metabolism in depression. Journal of Neurology, Neurosurgery and Psychiatry, 69, 228–232.

Bowden, C. L. (2001) Novel treatments for bipolar disorder. Expert Opinion in Investigating Drugs, 10, 661–671.

Bressa, G. M. (1994) S-adenosyl-1-methionine (SAMe) as antidepressant: meta-analysis of clinical studies. Acta Neurologica Scandinavica, 154 (suppl.), 7–14.

Brown, B. G., Zhao, X. Q., Chait, A., et al (2001) Simvastatin and niacin, antioxidant vitamins, or the combination for the prevention of coronary disease. New England Journal of Medicine, 29, 1583–1592.

Brugha, T., Rampes, H. & Jenkins, R. (2004) Surely you take complementary and alternative medicines? Psychiatric Bulletin, 28, 36–39.

Cardinali, D. P., Gvozdenovich, E., Kaplan, M. R., et al (2002) A double blind-placebo controlled trial on melatonin efficacy to reduce anxiolytic benzodiazepine use in the elderly. Neuroendocrinology Letters, 23, 55–60.

Carman, J. S., Post, R. M., Buswell, R., et al (1976) Negative effects of melatonin on depression. American Journal of Psychiatry, 133, 1181–1186.

Chatterjee, S. S., Nolder, M., Koch, E., S. S., Nolder, M., Koch, E., et al (1998) Antidepressant activity of hypericum perforatum and hyperforin: the neglected possibility. Pharmacopsychiatry, 31 (suppl.), 7–15.

Chevallier, A. (1996) The Encyclopedia of Medicinal Plants. London: Dorling Kindersley.

Coffin, A. I. (1845) Botanic Guide to Health and Natural Pathology of Diseases. London: J. Caudwell.

Cohen, M. H. & Eisenberg, D. M. (2002) Potential physician malpractice liability associated with complementary and integrative medicinal therapies. Annals of Internal Medicine, 136, 596–603.

Committee on Safety of Medicines & Medicines Control Agency (2000) Reminder: St John’s wort (Hypericum perforatum) interaction. Current Problems in Pharmacovigilance, 26, 6–7.

Corrigan, J. J. Jr (1982) The effect of vitamin E on warfarin-induced vitamin K deficiency. Annals of the New York Academy of Sciences, 393, 361–368.

Cott, J.M. (1997) In vitro receptor binding and enzyme inhibition by hypericum perforatum extract. Pharmacopsychiatry, 30 (suppl.), 108–112.

De Vry, J., Maurel, S., Schreiber, R., et al (1999) Comparison of hypericum extracts with imipramine and fluoxetine in animal models of depression and alcoholism. European Neuropsychopharmacology, 9, 61–68.

Delle Chiaie, R., Pancheri, P. & Scapicchio, P. (2002) Efficacy and tolerability of oral and intramuscular S-adenosyl-L-methionine 1,4-butanedisulfonate (SAMe) in the treatment of major depression: comparison with imipramine in 2 multicenter studies. American Journal of Сlinical Nutrition, 76 (suppl.), 1172S–1176S.

Dhawan, K., Kumar, S. & Sharma, A. (2002a) Reversal of cannabinoids (delta9-THC) by the benzoflavone moiety from methanol extract of Passiflora incarnata Linnaeus in mice: a possible therapy for cannabinoid addiction. Journal of Pharmacy and Pharmacology, 54, 875–881.

Dhawan, K., Kumar, S. & Sharma, A. (2002b) Nicotine reversal effects of the benzoflavone moiety from Passiflora incarnata Linneaus in mice. Addiction Biology, 7, 435–441.

Dhawan, K., Dhawan, S. & Chhabra, S. (2003) Attenuation of benzodiazepine dependence in mice by a tri-substituted benzoflavone moiety of Passiflora incarnata Linneaus: a non-habit forming anxiolytic. Journal of Pharmacy and Pharmacological Science, 6, 215–222.

Diaper, A. & Hindmarch, I. (2004) Adouble-blind, placebo-controlled investigation of the effects of two doses of a valerian preparation on the sleep, cognitive and psychomotor function of sleep-disturbed older adults. Phytotherapy Research, 18, 831–836.

Dinh, L. D., Simmen, U., Bueter, K. B., et al (2001) Interaction of various Piper methysticum cultivars with CNS receptors in vitro. Planta Medica, 67, 306–311.

Dorn, M. (2000) Efficacy and tolerability of Baldrian versus oxazepam in non-organic and non-psychiatric insomniacs: a randomized, double blind, clinical comparative trial. Forschende Komplementarmedizin und Klassische Naturheilkunde, 7, 79–84.

Dravid, A. R. (1983) Deficits in cholinergic enzymes and muscarinic receptors in the hippocampus and striatum of senescent rats: effect of chronic hydergine treatment. Archives Internationales Pharmacodynamie et de Therapie, 264, 195–202.

Eisenberg, D. M., Kessler, R. C., Foster, C., et al (1993) Unconventional medicine in the United States. Prevalence, costs and pattern of use. New England Journal of Medicine, 328, 246–252.

Ernst, E. (2002) “Flower remedies”: a systematic review of the сlinical evidence. Wiener Klinische Wochenschrift, 30, 963–966.

Ernst, E. & Cassileth, B. R. (1999) How useful are unconventional cancer treatments? European Journal of Cancer, 35, 1608–66.

Fava, M., Giannelli, A., Rapisarda, V., et al (1995) Rapidity of onset of the antidepressant effect of parenteral S-adenosy l-L-methionine. Psychiatry Research, 56, 295–297.

Fisher, A. A., Purcell, P. & Le Couteur, D. G. (2000) Toxicity of Passiflora incarnata L. Journal of Клиническ Toxicology, 38, 63–66.

Food Standards Agency. Expert Group on Vitamins and Minerals (2003) Safe Upper Levels for Vitamins and Minerals. http://www.foodstandards.gov.uk/

Friedel, H. A., Goa, K. L. & Benfield, P. (1989) S-adenosyl-L-methionine. A review of its pharmacological properties and therapeutic potential in liver dysfunction and affective disorders in relation to its physiological role in cell metabolism. Drugs, 38, 389–416.

Fugh-Berman, A. (2000) Herb–drug interaction. Lancet, 355, 134–138.

Glick, S. D., Maisonneuve, I. M. & Dickinson, H. A. (2000) 18-MC reduces methamphetamine and nicotine self-administration in rats. Neuroreport, 11, 2013–2015.

Haag, M. (2003) Essential fatty acids and the brain. Canadian Journal of Psychiatry, 48, 195–203.

Hamilton, M. (1967) Development of a rating scale for primary depressive illness. British Journal of Social and Clinical Psychology, 6, 278–296.

Hawkes, W. C. & Hornbostel, L. (1996) Effects of dietary selenium on mood in healthy men living in a metabolic research unit. Biological Psychiatry, 39, 121–128.

Herxheimer, A. & Petrie, K. J. (2003) Melatonin for the prevention and treatment of jet lag. Cochrane Library, issue 4. Oxford: Update Software.

Houghton, P. J. (1999) The scientific basis for the reputed activity of Valerian. Journal of Pharmacy and Pharmacology, 51, 505–512.

Itil, T. M., Ahmed, I., Kunitz, A., et al (1998) The pharmacological effects of ginkgo biloba, a plant extract, on the brain of dementia patients in comparison with tacrine. Psychopharmacology Bulletin, 34, 391–397.

Jaroszewski, J.W., Olafsdottir, E. S., Wellendorph, P., et al (2002) Cyanohydrin glycosides of Passiflora: distribution pattern, a saturated cyclopentane derivative from P. guatemalensis, and formation of pseudocyanogenic alpha-hydroxyamides as isolation artifacts. Phytochemistry, 59, 501–511.

Joy, C. B., Mumby-Croft, R. & Joy, L. A. (2003) Polyunsaturated fatty acid supplementation for schizophrenia. Cochrane Library, issue 4. Oxford: Update Software.

Jussofie, A., Schmiz, A. & Hiemke, C. (1994) Kavapyrone enriched extract from Piper methysticum as modulator of the GABA binding site in different regions of rat brain. Psychopharmacology, 116, 469–474.

Kanowski, S. & Hoerr, R. (2003) Ginkgo biloba extract EGb 761 in dementia: intent-to-treat analyses of a 24-week, multi-center, double-blind, placebo-controlled, randomized trial. Pharmacopsychiatry, 36, 297–303.

Kessler, R.C., Soukup, J., Davis, R. B., et al (2001) The use of complementary and alternative therapies to treat anxiety and depression in the United States. American Journal of Psychiatry, 158, 289–294.

Keung, W. M. (1993) Biochemical studies of a new class of alcohol dehydrogenase inhibitors from Radix puerariae. Alcoholism, Clinical and Experimental Research, 17, 1254–1260.

Klepser, T. B. & Klepser, M. E. (1999) Unsafe and potentially safe herbal therapies. American Journal of Health-System Pharmacy, 56, 125–138.

Knaudt, P. R., Connor, K. M., Weisler, R. H., et al (2001) Alternative therapy use by psychiatric out patients. Journal of Nervous and Mental Disease, 187, 692–695.

Krasowski, M. D., McGehee, D. S. & Moss, J. (1997) Natural inhibitors of cholinesterases: implications for adverse drug reactions. Canadian Journal of Anaesthesia, 44, 525–534.

Lee, B. M., Lee, S. K. & Kim, H. S. (1998) Inhibition of oxidative DNA damage, 8-OHdG, and carbonyl contents in smokers treated with antioxidants (vitamin E, vitamin C, beta-carotene and red ginseng). Cancer Letters, 132, 219–227.

Lehrl, S. (2004) Clinical efficacy of kava extract WS 1490 in sleep disturbances associated with anxiety disorders. Results of a multicenter, randomized, placebo-controlled, double-blind clinical trial. Journal of Affective Disorders, 78, 101–110.

Le Poncin-Lafitte, M., Rapin, J. R., Duterte, D., et al (1985) Learning and cholinergic neurotransmission in old animals: the effect of Hydergine. Pharmacology, 16 (suppl.), 57–63.

Lewis, R., Wake, G., Court, G., et al (1999) Nonginsenoside nicotinic activity in ginseng species. Phytotherapy Research, 13, 59–64.

Liede, K. E., Haukka, J. K., Saxen, L. M., et al (1998) Increased tendency towards gingival bleeding caused by joint effect of alpha-tocopherol supplementation and acetylsalicylic acid. Annals of Medicine, 30, 542–546.

Lin, R. C. & Li, T. K. (1998) Effects of isoflavones on alcohol pharmacokinetics and alcohol-drinking behavior in rats. American Journal of Clinical Nutrition, 68 (suppl.), 1512S–1515S.

Linde, K., Ramirez, G., Mulrow, C. D., et al (1996) St John’s wort for depression — an overview and meta-analysis of the randomized clinical trials. BMJ, 313, 253–258.

Linde, K., Berner, M., Egger, M., et al (2005) St John’s wort for depression. Meta-analysis of randomized controlled trials. British Journal of Psychiatry, 186, 99–107.

Lohr, J. B., Kuczenski, R. & Niculescu, A. B. (2003) Oxidative mechanisms and tardive dyskinesia. CNS Drugs, 17, 47–62.

Maclennan, K. M., Darlington, C. L. & Smith, P. F. (2002) The CNS effects of Ginkgo biloba extracts and ginkgolide B. Progress in Neurobiology, 67, 235–257.

MacMahon, K. M. A., Broomfield, N. M. & Espie, C. A. (2005) A systematic review of the effectiveness of oral melatonin for adults (18 to 65 years) with delayed sleep phase syndrome and adults (18 to 65 years) with primary insomnia. Current Psychology Reviews, 1, 103–113.

Maisonneuve, I. M. & Glick, S. D. (2003) Antiaddictive actions of an iboga alkaloid congener: a novel mechanism for a novel treatment. Pharmacology, Biochemistry and Behavior, 75, 607–618.

Malamud, W., Barton, W. E., Fleming, A. M., et al (1957) The evaluation of the effects of derivatives of Rauwolfia in the treatment of schizophrenia. American Journal of Psychiatry, 114, 193–200.

Marangell, L. B., Martinez, J. M., Zboyan, H. A., et al (2003) A double-blind, placebo-controlled trial of the omega-3 fatty acid docosahexaenoic acid in the treatment of major depression. American Journal of Psychiatry, 160, 996–998.

Markstein, R. (1985) Hydergine: interaction with the neurotransmitter systems in the central nervous system. Journal of Pharmacology, 16 (suppl.), 1–17.

Mash, D. C., Staley, J. K., Pablo, J. P., et al (1995) Properties of ibogaine and its principal metabolite (12-hydroxyibogamine) at the MK-801 binding site of the NMDA receptor complex. Neuroscience Letters, 192, 53–56.

Mathews, J. M., Etheridge, A. S. & Black, S. R. (2002) Inhibition of human cytochrome P450 activities by kava extract and kavalactones. Drug Metabolism and Disposition, 30, 1153–1157.

Matthews, M. K. Jr (1998) Association of Ginkgo biloba with intracerebral hemorrhage. Neurology, 50, 1933–1934.

Matthews, S. C., Camacho, A., Lawson, K., et al (2003) Use of herbal medications among 200 psychiatric out-patients: prevalence, patterns of use, and potential dangers. General Hospital Psychiatry, 25, 24–26.

Medical Economics (2000) PDR (Physicians’ Desk Reference) for Herbal Medicines (2nd edn). Montvale, NJ: Medical Economics Company.

Meseguer, E., Taboada, R., Sanchez, V., et al (2002) Life-threatening parkinsonism induced by kava-kava. Movement Disorders, 17, 195–196.

Miller, L. G. (1989) Herbal medicinals: selected сlinical considerations focusing on known or potential drug–herb interaction. Archives of Internal Medicine, 158, 2200–2211.

Mischoulon, D. & Fava, M. (2002) Role of S-adenosyl-L-methionine in the treatment of depression: a review of the evidence. American Journal of Клиническ Nutrition, 76 (suppl.), 1158S–1161S.

Morris, M., Fava, M. & Jaques, P. F. (2003) Depression and folate status in the US population. Psychotherapie Psychosomatik, 72, 80–87.

Müller, W. E., Singer, A., Wonnemann, M., et al (1998) Hyperforin represents the neurotransmitter reuptake inhibiting constituent of hypericum extract. Pharmacopsychiatry, 31 (suppl.), 16–21.

Munoz-Hoyos, A., Sanchez-Forte, M., Molina-Carballo, A., et al (1998) Melatonin’s role as an anticonvulsant and neuronal protector: experimental and clinical evidence. Journal of Child Neurology, 13, 501–509.

Natural Medicines Comprehensive Database (2004a) http://www.naturaldatabase.com/. Product search: Kava.

Natural Medicines Comprehensive Database (2004b) http://www.naturaldatabase.com/. Product search: Iodine.

Natural Medicines Comprehensive Database (2004c) http://www.naturaldatabase.com/. Product search: Selenium.

Natural Medicines Comprehensive Database (2004d) http://www.naturaldatabase.com/. Product search: Folic acid.

Natural Medicines Comprehensive Database (2004e) http://www.naturaldatabase.com/. Product search: Indian snakeroot.

Natural Medicines Comprehensive Database (2004f) http://www.naturaldatabase.com/. Product search: Iboga.

Natural Medicines Comprehensive Database (2004g) http://www.naturaldatabase.com/. Product search: Kudzu.

Neary, J. T. & Bu, Y. (1999) Hyperforin inhibits uptake of serotonin and norepinephrine in astrocytes. Brain Research, 816, 358–363.

Nemets, B., Stahl, Z. & Belmaker, R. H. (2002) Addition of omega-3 fatty acid to maintenance medication treatment for recurrent unipolar depressive disorder. American Journal of Psychiatry, 159, 477–479.

Oken, B. S., Storzbach, D. M. & Kaye, J. A. (1998) The efficacy of ginkgo biloba on cognitive function in Alzheimer disease. Archives of Neurology, 55, 1409–1415.

Olde Rikkert, M. G. & Rigaud, A. S. (2001) Melatonin in elderly пациентs with insomnia. A systematic review. Gerontology and Geriatrics, 34, 491–497.

Olin, J., Schneider, L., Novit, A., et al (2001) Hydergine for dementia. Cochrane Library, issue 4. Oxford: Update Software.

Ondrizek, R. R., Chan, P. J., Patton, W. C., et al (1999) Inhibition of human sperm motility by specific herbs used in alternative medicine. Journal of Assisted Reproduction and Genetics, 16, 87–91.

Overstreet, D. H., Keung, W. M., Rezvani, A. H., et al (2003a) Herbal remedies for alcoholism: promises and possible pitfalls. Alcoholism, Клиническ and Experimental Research, 27, 177–185.

Overstreet, D. H., Kralic, J. E., Morrow, A. L., et al (2003b) NPI-031G (puerarin) reduces anxiogenic effects of alcohol withdrawal or benzodiazepine inverse or 5-HT(2C) agonists. Pharmacology, Biochemistry and Behavior, 75, 619–625.

Pancheri, P., Scapicchio, P. & Chiaie, R. D. (2002) A double-blind, randomized parallel-group, efficacy and safety trial of intramuscular S-adenosyl-L-methionine 1,4-butanedisulphonate (SAMe) versus imipramine in patients with major depressive disorder. International Journal of Neuropsychopharmacology, 5, 287–294.

Perovic, S. & Mьller, W. E. (1995) Pharmacological profile of hypericin extract. Effect on serotonin reuptake by postsynaptic receptors. Arzneimittelforschung, 45, 1145–1148.

Pittler, M. H. & Ernst, E. (2003) Kava extract for treating anxiety. Cochrane Library, issue 4. Oxford: Update Software.

Poyares, D. R., Guilleminault, C., Ohayon, M. M., et al (2002) Can valerian improve the sleep of insomniacs after benzodiazepine withdrawal? Progress in Neuropsychopharmacology and Biological Psychiatry, 26, 539–545.

Rezvani, A. H., Overstreet, D. H., Yang, Y., et al (1997) Attenuation of alcohol consumption by a novel nontoxic ibogaine analogue (18-methoxycoronaridine) in alcohol-preferring rats. Pharmacology, Biochemistry and Behavior, 58, 615–619.

Rezvani, A. H., Overstreet, D. H., Yang, Y., et al (1999) Attenuation of alcohol intake by extract of Hypericum perforatum (St. John’s Wort) in two different strains of alcohol-preferring rats. Alcohol and Alcoholism, 34, 699–705.

Rezvani, A. H., Overstreet, D. H., Perfumi, M., et al (2003) Plant derivatives in the treatment of alcohol dependency. Pharmacology, Biochemistry and Behavior, 75, 593–606.

Roberts, C. G. & Ladenson, P.W. (2004) Hypothyroidism. Lancet, 363, 793–803.

Roder, C., Schaefer, M. & Leucht, S. (2004) Meta-analysis of effectiveness and tolerability of treatment of mild to moderate depression with St. John’s Wort. Fortschritte der Neurologie Psychiatrie, 72, 330–343.

Sano, M., Ernesto, C., Thomas, R. G., et al (1997) A controlled trial of selegeline, alpha-tocopherol or both as treatment for Alzheimer’s disease. New England Journal of Medicine, 336, 1216–1222.

Schelosky, L., Raffauf, C. & Jendroska, K. (1995) Kava and dopamine antagonism. Journal of Neurology, Neurosurgery and Psychiatry, 58, 639–640.

Schmitz, M. & Jackel, M. (1998) Comparative trial for assessing quality of life of patients with exogenous sleep disorders (temporary sleep onset and sleep interruption disorders) treated with a hops-valerian preparation and a benzodiazepine drug. Wiener Medizinische Wochenschrift, 148, 291–298.

Schreiter-Gasser, U. & Gasser, T. (2001) A comparison of cholinesterase inhibitors and ginkgo extract in treatment of Alzheimer dementia. Fortschritte der Medizin Originalien, 119, 135–136.

Shamir, E., Barak, Y., Plopsky, I., et al (2000) Is melatonin treatment effective for tardive dyskinesia? Journal of Клиническ Psychiatry, 61, 556–558.

Shamir, E., Barak, Y. & Shalman, I. (2001) Melatonin treatment for tardive dyskinesia: double-blind, placebo-controlled, crossover trial. Archives of General Psychiatry, 58, 1049–1052.

Shebek, J. & Rindone, J. P. (2000) A pilot trial exploring the effect of kudzu root on the drinking habits of patients with chronic alcoholism. Journal of Alternative and Complementary Medicine, 6, 45–48.

Sheppard, S. G. (1994) A preliminary investigation of ibogaine: case reports and recommendations for further trial. Journal of Substance Abuse and Treatment, 11, 379–385.

Sher, L. (2001) Role of thyroid hormones in the effects of selenium on mood, behavior, and cognitive function. Medical Hypotheses, 57, 480–483.

Singer, C., Tractenberg, R. E., Kaye, J., et al (2003) Alzheimer’s Disease Cooperative Trial. A multicenter, placebo-controlled trial of melatonin for sleep disturbance in Alzheimer’s disease. Sleep, 26, 893–901.

Soares, K. V. S. & McGrath, J. J. (2001) Vitamin E for neuroleptic-induced tardive dyskinesia. Cochrane Library, issue 4. Oxford: Update Software.

Spinella, M. (2001) Psychotherapeutic herbs. In The Psychopharmacology of Herbal Medicine, p. 278. Cambridge, MA: MIT Press.

Staley, J. K., Ouyang, Q. & Pablo, J. (1996) Pharmacological screen for activities of 12-hydroxyibogamine: a primary metabolite of the indole alkaloid ibogaine. Psychopharmacology, 127, 10–18.

Stevinson, C. & Ernst, E. (2000) Valerian for insomnia: a systematic review of randomized clinicаl trials. Sleep Medicine, 1, 91–99.

Stoll, A. L., Severus, W. E., Freeman, M. P., et al (1999) Omega 3 fatty acids in bipolar disorder: a preliminary double-blind, placebo-controlled trial. Archives of General Psychiatry, 56, 407–412.

Su, K. P., Huang, S.Y., Chiu, C. C., et al (2003) Omega-3 fatty acids in major depressive disorder. A preliminary double-blind, placebo-controlled trial. European Neuropsychopharmacology, 13, 267–271.

Szegedi, A., Kohnen, R., Dienel, A., et al (2005) Acute treatment of moderate to severe depression with hypericum extract WS5570 (St John’s wort): randomized controlled double blind non-inferiority trial against paroxetine. BMJ, 330, 503–506.

Tabet, N., Birks, J. & Grimley Evans J. (2000) Vitamin E for Alzheimer’s disease. Cochrane Library, issue 4. Oxford: Update Software.

Tang, F., Nag, S., Shiu, S.Y., et al (2002) The effects of melatonin and Ginkgo biloba extract on memory loss and choline acetyltransferase activities in the brain of rats infused intracerebroventricularly with beta-amyloid. Life Sciences, 71, 2625–2631.

Taylor, M. J., Carney, S., Geddes, J., et al (2004) Folate for depressive disorders. Cochrane Library, issue 1. Oxford: Update Software.

Teufel-Mayer, R. & Gleitz, J. (1997) Effect of long term administration of hypericin extracts on the affinity and density of the central serotonergic 5HT1A and 5HT2A receptors. Pharmacopsychiatry, 30 (suppl. 2), 113–116.

Thiele, B., Brink, I. & Ploch, M. (1994) Modulation of cytokine expression by hypericin extract. Journal of Geriatric Psychiatry and Neurology, 7 (suppl. 1), S60–S62.

Tian, J. Z., Zhu, A. H. & Zhong, J. (2003) A follow-up clinical study on a randomized, single-blind control of King’s Brain pills in treatment of memory disorder in elderly people with MCI in a Beijing community. Zhongguo Zhong Yao Za Zhi, 28, 987–991.

Unutzer, J., Klap, R., Sturm, R., et al (2000) Mental disorders and the use of alternative medicine: results from a national survey. American Journal of Psychiatry, 157, 1851–1857.

van Dongen, M., van Rossum, E., Kessels, A., et al (2003) Ginkgo for elderly people with dementia and age-associated memory impairment: a randomized clinical trial. clinical Epidemiology, 56, 367–376.

Viola, H., Wasowski, C. & Levi de Stein, M. (1995) Apigenin, a component of Matricaria recutita flowers, is a central benzodiazepine receptors-ligand with anxiolytic effects. Planta Medica, 61, 213–216.

Vogeler, B. K., Pittler, M. H. & Ernst, E. (1999) The efficacy of ginseng. A systematic review of randomized controlled trials. European Journal of Клиническ Pharmacology, 55, 567–575.

Wang, J. L., Patten, S. B. & Russell, M. L. (2001) Alternative medicine use by individuals with major depression. Canadian Journal of Psychiatry, 46, 528–533.

Watanabe, H., Kakihana, M., Ohtsuka, S., et al (1997) Randomized, double-blind, placebo-controlled trial of supplemental vitamin E on attenuation of the development of nitrate tolerance. Circulation, 96, 2545–2550.

Werneke, U. (2003) Alternative nutrition therapies in cancer — the evidence. Clinical Nutrition Update, 8, 6–8.

Werneke, U., Earl, J., Seydel, C., et al (2004a) Potential health risks of complementary alternative medicines in cancer patients. British Journal of Cancer, 90, 408–413.

Werneke, U., Horn, O. & Taylor, D. (2004b) How effective is St John’s wort? The evidence revisited. Journal of Clinical Psychiatry, 65, 611–617.

Wettstein, A. (2000) Cholinesterase inhibitors and gingko extracts — are they comparable in the treatment of dementia? Comparison of published placebo-controlled efficacy studies of at least six months. Phytomedicine, 6, 393–401.

Whiskey, E., Werneke, U. & Taylor, D. (2001) A systematic review of hypericum perforatum in depression. International Clinical Psychopharmacology, 16, 239–252.

Williams, J. W., Mulrow, C. D. & Chiquette, E. (2000) A systematic review of newer pharmacotherapies for depression in adults. Annals of Internal Medicine, 132, 743–756.

Wolfman, C., Viola, H., Paladini, A., et al (1994) Possible anxiolytic effects of chrysin, a central benzodiazepine receptor ligand isolated from Passiflora coerulea. Pharmacology, Biochemistryand Behavior, 47, 1–4.

Wolkowitz, O. M. (1993) Rational polypharmacy in schizophrenia. Annals of Clinical Psychiatry, 5, 79–90.

Zhang, X. Y., Zhou, D. F., Cao, L. Y., et al (2004) The effect of vitamin E treatment on tardive dyskinesia and blood superoxide dismutase: a double-blind placebo-controlled trial. Clinical Psychopharmacology, 24, 83–86.

Ziegler, G., Ploch, M. & Miettinen-Baumann, A. (2002) Efficacy and tolerability of valerian extract LI 156 compared with oxazepam in the treatment of nonorganic insomnia — a randomized, double-blind, comparative clinical trial. European Journal of Medical Research, 25, 480–486.

Zimmerman, R. A. & Thomspon, I. M. Jr (2002) Prevalence of complementary medicine in urologic practice. A review of recent studies with emphasis on use among prostate cancer patients. Urology Clinics of North America, 29, 1–9.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2006. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.