Вып. 31, год 2007

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПСИХИАТРИИ


Advances in Psychiatric Treatment 2007; 13: 134–138

Смерть пациента вследствие самоубийства: 
частота, последствия и стратегии совладания

Sharon R. Foley и Brendan D. Kelly
Адрес для корреспонденции: Sharon R. Foley, DETECT Service, 1 Marine Terrace, Dun Laoghaire, County Dublin, Ireland. Tel.: +353 1 236 6730;
fax: +353 1 236 6780.
E-mail: sharonrachelfoley@gmail.com

When a patient dies by suicide: incidence, implications and coping strategies

© 2007 The Royal College of Psychiatrists. Printed by permission

Sharon Foley — научный сотрудник группы лечения и ранней медицинской помощи (Dublin and East Treatment and Early Care Team — DETECT) в службе Дублинского и Восточного региона, экспериментальной программы раннего выявления психозов и вмешательства у пациентов в Южном Дублине и графстве Уиклоу. Ее научные интересы охватывают эпидемиологию психозов, разработку ранних вмешательств и изучение эффективности ранней помощи. Brendan Kelly — старший лектор по психиатрии в Дублине (Department of Adult Psychiatry, University College Dublin, Mater Misericordiae University Hospital, Ireland). Его научные интересы охватывают эпидемиологию психозов и изучение связи между психическим заболеванием и социальными факторами. В 2003 году получил медаль и премию Gaskell.

 

Самоубийство пациента сравнительно распространенное событие: 50–70% психиатров-консультантов и 40–50% психиатров-стажеров переживали по меньшей мере один подобный случай. Этот трагический факт может приводить к существенным последствиям для личной и профессиональной жизни психиатров, включая сильный стресс, социальную самоизоляцию, симп-томы посттравматического стрессового расстройства и размышления о раннем выходе на пенсию. После самоубийства пациента психиатры получают наибольшую поддержку благодаря неформальным контактам с членами бригады, со своей семьей и с друзьями; дополнительно возможна поддержка со стороны официальных структур или в программах местных бригад. Важно делать соответствующий акцент на изучении последствий самоубийства пациента в программах стажировки по психиатрии, поддерживать осознание важности неформальной поддержки после самоубийства пациента, укреплять официальные системы поддержки, выявлять другие потенциальные формы помощи (например, духовная поддержка), разрабатывать программы местных бригад в этой сфере.

В какой-то момент своей профессиональной деятельности большинство сотрудников психиатрических служб теряют пациента вследствие его самоубийства в период лечения. Это событие (в статье мы называем “самоубийство пациента”) — сравнительно распространенное переживание среди психиатров, которое можно обоснованно рассматривать как профессиональную вредность. Несмотря на это проблема воздействия самоубийства пациента на сотрудников психиатрических служб редко обсуждается, а научно-исследовательская литература на эту тему сравнительно малочисленна. К тому же для многих специалистов психиатрического профиля недоступна официальная стажировка, во время которой их подготавливали бы к возможным последствиям самоубийства пациента в личной жизни и профессиональной деятельности.

В этой статье мы приводим доступные данные о частоте случаев самоубийства среди пациентов, с которыми сталкивались в своей профессиональной деятельности сотрудники психиатрических служб, особенно психиатры, о воздействии каждого из этих случаев на них и об используемых механизмах совладания с последствиями подобных ситуаций. Кроме того, кратко описываем экспериментальную схему действий после самоубийства пациента в одной внебольничной психиатрической бригаде и даем рекомендации в отношении будущих разработок в этой области.

ЧАСТОТА

В ограниченном количестве перекрестных исследований изучалась частота случаев самоубийства среди пациентов, с которыми сталкивались сотрудники психиатрических служб в целом и психиатры в частности на протяжении своей жизни. Во время национального опроса 586 отобранных в случайном порядке психиатров в США (Chemtob et al, 1988) было установлено, что 51% из 259 респондентов в своей профессиональной деятельности пережили как минимум одно самоубийство пациента. Различий в возрасте или в количестве лет практической работы между теми, кто сталкивался с самоубийством пациента, и теми, кто избежал такой участи, не отмечалось, однако последипломная стажировка ассоциировалась с более редкими случаями самоубийства пациентов. Авторы предупреждают против сверхинтерпретации этого результата, а также указывают на то, что психотерапевты с более высоким уровнем подготовки имеют менее тесный клинический контакт с суицидальными пациентами, поскольку они выполняют в большей мере административные и консультативные обязанности. Вероятность того, что психиатры, пережившие самоубийство одного пациента, столкнутся со вторым случаем, составляла 55% (т. е. примерно такая же, как и вероятность только одного).

Alexander и коллеги (2000) отправили по почте конфиденциально зашифрованный вопросник 315 консультантам-психиатрам в Шотландии. В нем содержались вопросы о том, как самоубийство пациента повлияло на них. Из 247 ответивших психиатров 68% пережили как минимум одну такую смерть. Из респондентов, которые сообщили как минимум об одном случае самоубийства пациента и уточнили общее количество пережитых случаев самоубийства пациентов, 21% пережили одну смерть, 66% — от двух до шести и 13% — от семи до пятнадцати. Респондентов также спрашивали о том, какой случай самоубийства вызвал у них “самый сильный дистресс”: в 50% случаев это было самоубийство амбулаторного пациента, в 45% — самоубийство стационарного пациента и в 4% — самоубийство пациента дневного стационара.

Dewar и коллеги (2000) обратились к 128 психиатрам-стажерам в Шотландии, 47% из 103 респондентов сообщили о самоубийстве пациентов, находивших на лечении; количество случаев самоубийства колебалось в пределах от одного до пяти. Кроме 47% психиатров-стажеров, сообщивших о непосредственном опыте, связанном с самоубийством пациента, еще 40% косвенно переживали последствия самоубийства (например, самоу-
бийство пациента, который непосредственно у них не лечился). В аналогичном исследовании Courtenay и Stephens (2001) направили по почте вопросник 400 психиатрам-стажерам в районе южной Темзы (Англия). Из 203 ответивших 54% сообщили минимум об одном случае самоубийства пациента, которое они пережили; 39% участников этой группы пережили более одного случая, а общее количество случаев самоубийства колебалось от одного до семи. Yousaf и коллеги (2002), пообщавшись с 89 психиатрами-стажерами в Соединенном Королевстве, выяснили, что 43% из 53 респондентов уже пережили одно или несколько смертей пациентов вследствие самоубийства.

В целом результаты этих исследований указывают на то, что примерно 50–70% психиатров-консультантов и 40–50% психиатров-стажеров переживают по меньшей мере смерть одного пациента вследствие самоубийства. Кроме того, на протяжении всей профессиональной деятельности значимая часть переживает по несколько случаев самоубийства пациентов. В условиях более расширенной внебольничной психиатрической бригады Linke и коллеги (2002) установили, что 86% персонала разного профиля пережили смерть пациентов вследствие самоубийства; этот более высокий показатель чаще всего отражает высокий уровень общей нагрузки в многопрофильной работе таких бригад.

Влияние на сотрудников психиатрических служб

Самоубийство пациента может приводить к существенным последствиям для личной и профессиональной жизни сотрудников психиатрического профиля, в том числе психиатров (вставка 1).


Вставка 1. Влияние самоубийства пациента на психиатров-стажеров и психиатров-консультантов

Личные

Стресс.

Чувство вины.

Социальная самоизоляция.

Снижение самооценки.

Разрыв отношений.

Раздражительность дома.

Плохой сон.

Снижение настроения.

Ослабление чувства уверенности в себе.

Симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Чувство гнева, стыда и изоляции.

Профессиональные

Страх судебного процесса и наказания.

Большее использование научных данных, полученных в результате наблюдения случаев самоубийства.

Более подробное ведение документации и обмен информацией.

Более низкий порог применения законодательства об охране психического здоровья.

Более высокий уровень перестраховочного подхода к “ненадежному” пациенту.

Самосомнение.

Размышления о раннем выходе на пенсию.

Chemtob и коллеги (1988), Gitlin (1999), Alexander и коллеги (2000), Dewar и коллеги (2000), Courtenay и Stephens (2001), Yousaf и коллеги (2002)


В национальном исследовании, проводившемся на территории США, Chemtob и коллеги (1988) использовали шкалу Horowitz “Влияние события” для оценки воздействия самоубийства пациента на психиатров. Несмотря на строгие попытки оптимизировать показатели ответов, на вопросы ответили 46% тех, кому был направлен вопросник; авторы полагают, что это, возможно, обусловлено нежеланием психиатров откровенно обсуждать такую деликатную тему. Из тех, кто все же ответил, у переживших по меньшей мере одну смерть пациента вследствие самоубийства возникли существенные нарушения как в личной, так и в профессиональной жизни, а 53% сообщали о показателях (в баллах) шкалы “Влияние события”, сопоставимых с таковыми у индивидов, переживших смерть родителя. Отмечалась отрицательная связь между количеством лет психиатрической практики и влиянием самоубийства: чем дольше психиатр работает, тем меньше выражено чувство виновности, социальной самоизоляции, снижение самооценки и разрыв отношений после самоубийства пациента.

В исследовании Alexander и коллег (2000) (упомянутого выше) установлено, что для 33% психиатров-консультантов, переживших по меньшей мере одну смерть пациента вследствие самоубийства, были свойственны раздражительность дома, нарушенный сон, подавленное настроение и сниженное чувство уверенности в себе. Сорок два процента, также сообщившие о влиянии случаев самоубийства пациентов на их профессиональную деятельность, в большей степени использовали научные данные, полученные в результате наблюдения случаев самоубийства, более подробно вели медицинскую документацию и более активно обменивались информацией, выбирали более низкий порог для применения законодательства об охране психического здоровья, более высокий уровень перестраховочного подхода к “ненадежному” пациенту. Пятнадцать процентов консультантов подумывали о раннем выходе на пенсию вследствие самоубийства пациента.

Исследование, проведенное Yousaf и коллегами (2002), показало, что после самоубийства пациента у 52% психиатров-стажеров отмечались клинические признаки стресса, а у 29% даже через некоторое время оставались проявления стресса. Courtenay и Stephens (2001) установили, что после самоубийства пациента 51% их стажеров сообщали об умеренно выраженных нарушениях в эмоциональной сфере и 24% – о выраженных. Аналогично, Dewar и коллеги (2000) сообщали о существенных последствиях, проявившихся у психиатров-стажеров после самоубийства пациента: 31% сообщали о неблагоприятном воздействии на личную жизнь, 39% — о неблагоприятном воздействии на их работу. Кроме того, 9% размышляли о смене специальности вследствие самоубийства пациента.

В целом эти исследования указывают на то, что самоубийство пациента существенно влияет на личную и профессиональную жизнь психиатров-консультантов и психиатров-стажеров. Gitlin (1999) приводит особенно ценное описание реакции психиатра на самоубийство пациента, которая характеризовалась симптомами посттравматического стрессового расстройства, чувством гнева, стыда и самоизоляции, а также страхом судебного процесса и наказания, приводящего к существенному самосомнению. Gitlin продолжает обсуждать факторы, которые начинают играть определенную роль, когда психиатр сталкивается со случаем самоубийства пациента: качество отношений между врачом и пациентом, собственное психологическое состояние психиатра, а также уровень его профессиональной подготовки. Ясно, что воздействие самоубийства пациента на сотрудников психиатрических служб бывает резко выраженным, пролонгированным и глубоким.

Механизмы совладания

Как и при любом другом психотравмирующем событии, сотрудники психиатрических служб используют определенный набор разных механизмов совладания после самоубийства пациента. Однако Chemtob и коллеги (1988) указывают на малочисленность утвержденных протоколов, которые служили бы руководством для психиатров в этой ситуации, и на аналогичное отсутствие формализованного обучения стратегиям совладания в большинстве программ профессиональной подготовки психиатров. Эти авторы также делают акцент на сообщаемых полезных результатах консультаций с коллегами и группами поддержки, состоящими из лиц того же круга, после самоубийства пациента (Chemtob et al, 1988).

Alexander и коллеги (2000) пытались выяснить у консультантов, что им помогло справиться с самоубийством пациента; как оказалось, наиболее эффективная поддержка исходила от собственной семьи и друзей, от других членов бригады и психиатров. Критические пересмотры инцидента обычно считались полезными, тогда как освещение в средствах массовой информации, судебные разбирательства и перспектива судебного процесса служили существенными причинами дистресса. Пятнадцать процентов консультантов присутствовали на похоронах пациента, и 63% из них считали это полезным. Для Alexander и коллег (2000) также важно было узнать у психиатров, помогла ли им семья пациента после его самоубийства. Из тех, для кого этот вопрос был приемлемым, почти 36% ответили, что семья пациента помогла им, а 14% — что очень помогла.

Подобно психиатрам-консультантам, психиатры-стажеры также получают наибольшую помощь благодаря неформальным действиям семьи и коллег: например, Dewar и коллеги (2000) сообщают о том, что психиатрам-стажерам наибольшую поддержку оказывали консультанты, коллеги по бригаде, члены семьи и друзья. Courtenay и Stephens (2001) установили, что 46% стажеров, переживших самоубийство пациента, нуждались в помощи и что чаще всего источниками помощи были члены их внебольничной психиатрической бригады и их консультант. Однако не всем стажерам, нуждавшимся в поддержке, соответствующая помощь была доступна: Courtenay и Stephens установили, что 40% стажеров, ощущавших потребность в помощи после самоубийства пациента, были проигнорированы, а Dewar и коллеги (2000) сообщают о том, что 6% респондентов, обращавшихся за поддержкой к своим консультантам, поняли, что они бесполезны.

В целом эти исследования показывают, что как психиатры-консультанты, так и психиатры-стажеры получают наибольшую поддержку благодаря неформальным контактам с членами бригады, семьей и друзьями. Такое доверие неформальным источникам отражает разные факторы, включая отсутствие официальных структур поддержки, трудности использования таких возможностей там, где они есть, и(или) очень щепетильный и личностный характер самоубийства пациента.

Экспериментальная схема действий после самоубийства пациента

Учитывая сравнительно высокую частоту и пролонгированные последствия самоубийства пациента в психиатрической практике, один из нас (B. D. K.) обязался разработать местную программу, нацеленную на решение вопроса на уровне внебольничной психиатрической бригады. Эта программа была разработана на основе данных литературного обзора, которые четко указывали, как упоминалось выше, что: (a) наиболее ценную поддержку после самоубийства пациента психиатры получают благодаря контактам с консультантами и другими членами бригады, а также с семьей и друзьями; (б) многие психиатры ощущают потребность в обучающих программах и формальных системах поддержки, которые бы дополняли неформальную поддержку при рассмотрении вопросов, поднимаемых самоубийством пациента (Chemtob et al, 1988; Gitlin, 1999; Dewar et al, 2000; Courtenay & Stephens, 2001; Yousaf et al, 2002).

В частности, как сообщают Alexander и коллеги (2000), некоторые консультанты считают, что самоубийство пациента следует рассматривать как неизбежное, а не только как возможное событие с тем, чтобы лучшеподготавливать персонал к такой неизбежности. В своем описании реакции одного психиатра на самоубийство пациента Gitlin (1999) отмечает, что смерть отражает естественное течение тяжелых соматических расстройств, например сердечной недостаточности и злокачественных опухолей, а также считает, что исход самоубийства у пациентов с тяжелой депрессией может таким же образом отражать естественное течение заболевания. Предостерегая от принятия этой философии нигилистическим способом, Gitlin продолжает обсуждать личные выгоды формирования более объективной точки зрения и избегания гипертрофированного чувства ответственности за жизнь пациентов.

После консультации с членами многопрофильной бригады было решено проводить “встречи по вопросам самоубийства пациента” через равные промежутки времени, но нечасто. Цель этих встреч — признать возможность самоубийства пациента в психиатрической практике и проанализировать его возможные последствия для членов местных психиатрических бригад. Было решено, что встречи будут посвящены общим вопросам относительно самоубийства пациента, без подробного упоминания конкретных пациентов, и будут проводиться каждые четыре месяца независимо от того, наблюдались или нет случаи самоубийства среди пациентов за этот период времени. Была надежда на то, что само существование такой программы встреч будет признанием высокой вероятности самоубийства пациента и поможет подготовить членов бригады к его возможным последствиям в их личной и профессиональной жизни.

На встречи приглашались все члены многопрофильной бригады, включая психиатра-консультанта, психиатров-стажеров, патронажных психиатрических медицинских сестер, сестер стационарного отделения, административный персонал (например, секретарь, сотрудник приемного отделения) и других членов многопрофильной бригады. Чтобы определенным образом структурировать встречи и минимизировать вероятность того, что обсуждение будет концентрироваться вокруг какого-либо конкретного пациента, договорились использовать формат “журнального клуба”. Для первой встречи психиатр-стажер готовил и представлял результаты изучения вопросника Alexander и коллег (2000) о воздействии самоубийства пациента на психиатров-консультантов, а патронажная психиатрическая медицинская сестра представляла статью Linke и коллег (2002) о воздействии самоубийства пациента на членов внебольничных психиатрических бригад.

Можно надеяться, что эта серия “встреч по вопросам самоубийства” поможет членам многопрофильной бригады признавать и рассматривать некоторые вопросы, связанные с самоубийством пациента, в динамике, независимо от обстоятельств какого-либо конкретного пациента и от какого-либо конкретного случая самоубийства. Хотя будет трудно систематически оценивать эффективность этой инициативы, мы надеемся на обратную связь с членами бригады по мере развертывания работы, а также на возможность модифицировать и совершенствовать процесс на основе опыта в последующие годы.

Выводы и рекомендации

Для сотрудников психиатрического профиля последствия самоубийства пациента бывают резко выраженными, пролонгированными и глубокими. Действительно, риск самоубийства пациента, даже если оно не произошло, может существенно отразиться на моральном состоянии: например, Deary и коллеги (1996) показали, что психиатры эмоционально истощаются в большей степени и имеют более высокий уровень депрессии, чем их коллеги — врачи любого другого профиля и хирурги. Самоубийство пациента и риск его совершения, несомненно, усугубляют это истощение и депрессию у психиатров.

Что можно сделать для того, чтобы уменьшить неблагоприятное воздействие самоубийства пациента на психиатров? Некоторые рекомендации приведены во вставке 2. Прежде всего, важно обратить внимание на то, что после смерти пациента некоторая степень переживания горя является адекватной реакцией; следует уделять внимание именно пролонгированному неблагоприятному воздействию самоубийства пациента на личную и профессиональную жизнь психиатров. В большинстве исследований на эту тему указывают на необходимость учебных программ и формальных систем поддержки, для того чтобы рассматривать сложные вопросы, вызванные самоубийством пациента (Chemtob et al, 1988; Gitlin, 1999; Dewar et al, 2000; Courtenay & Stephens, 2001; Yousaf et al, 2002). В исследовании по изучению психиатров-стажеров Dewar и коллеги (2000) сообщали о том, что 28% респондентов прошли определенную подготовку в отношении самоубийства пациента и большинство из них считали ее полезной в течение длительного периода.


Вставка 2. Рекомендации

Больший акцент на самоубийстве пациентов во время стажировки.

Усиление формальных и неформальных систем поддержки.

Более широкая осведомленность о бремени, которое неформальная поддержка возлагает на членов семьи и друзей.

Исследование других форм поддержки (например, духовная поддержка, контакт с членами семьи пациента).

Инициативы местных групп по выявлению потенциальных проблем и по поддержке.


После самоубийства пациента важным источником поддержки обычно считают коллег (Chemtob et al, 1988; Alexander et al, 2000; Dewar et al, 2000; Courtenay & Stephens, 2001).

Hodelet и Hughson (2001) дают практический совет по рассмотрению обязательств и ожиданий психиатров в течение короткого и среднего периода времени после самоубийства пациента. Они подчеркивают роль анализа случая смерти специально созданной бригадой, возможно, в форме “конференции для анализа самоубийства” (Bartels, 1987), на которой его рассматривают в контексте психологического профиля пациента. Они подчеркивают, что врачи в Соединенном Королевстве, нуждающиеся в более формальном содействии, могут рассчитывать на Британскую медицинскую ассоциацию, Королевский колледж психиатров и Национальную службу психологического консультирования для больных врачей. Campbell и Fahy (2002) также анализируют роль врача после самоубийства пациента и указывают, что воздействия на психиатра могут усугубляться долгом рассматривать потребности других членов бригады (например, психиатров-стажеров). Они также подчеркивают важность соответствующей поддержки членов семьи пациента и признание потребностей других пациентов, особенно после самоубийства пациента в стационарном отделении.

Программы местных групп также могут играть существенную роль в признании вероятности самоубийства пациента и в проспективном выявлении возможных воздействий на внебольничную психиатрическую бригаду. Характер и эффективность таких программ зависят от состава рассматриваемой бригады и от прежнего опыта ее членов в отношении самоубийства пациента.

Два последних пункта заслуживают особого внимания. Во-первых, собственная семья пациента может проявлять самые разные реакции на самоубийство, включая враждебность и отрицание (Hawton, 1986). Тем не менее, как упоминалось, Alexander и коллеги (2000) сообщают о том, что половина психиатров, ответивших на вопрос о поддержке со стороны семьи пациента, охарактеризовали семью либо как полезную, либо как очень полезную. Поэтому соответствующий контакт с семьей пациента может служить важным источником поддержки для обеих сторон и заслуживает дополнительного исследования. Во-вторых, данные литературы неизменно свидетельствуют о том, что после самоубийства пациента психиатры получают существенную неформальную поддержку со стороны семьи и друзей (Chemtob et al, 1988; Alexander et al, 2000; Dewar et al, 2000). Это может представлять собой трудное и сложное бремя поддержки для семьи и друзей — бремя, которое заслуживает признания и высокой оценки после разрешения острой реакции на смерть.

Декларация интересов. Нет.

ЛИТЕРАТУРА

Alexander, D., Klein, S., Gray, N., et al (2000) Suicide by patients: questionnaire study of its effect on consultant psychiatrists. BMJ, 320, 1571–1574.

Bartels, S. (1987) The aftermath of suicide on the psychiatric in-patient unit. General Hospital Psychiatry, 9, 189–197.

Campbell, C. & Fahy, T. (2002) The role of the doctor when a patient commits suicide. Psychiatric Bulletin, 26, 44–49.

Chemtob, C., Hamada, R., Bauer, G., et al (1988) Patients’ suicides: frequency and impact on psychiatrists. American Journal of Psychiatry, 145, 224–228.

Courtenay, K. P. & Stephens, J. P. (2001) The experience of patient suicide among trainees in psychiatry. Psychiatric Bulletin, 25, 51–52.

Deary, I., Agius, R. & Sadler, A. (1996) Personality and stress in consultant psychiatrists. International Journal of Social Psychiatry, 42, 112–123.

Dewar, I. G., Eagles, J. M., Klein, S., et al (2000) Psychiatric trainees’ experience of, and reactions to, patient suicide. Psychiatric Bulletin, 24, 20–23.

Gitlin, M. J. (1999) A psychiatrist’s reaction to a patient’s suicide. American Journal of Psychiatry, 156, 10.

Hawton, K. (1986) Aftermath of child and adolescent suicide. In Suicide and Attempted Suicide among Children and Adolescents, pp. 49–54. Sage Publications.

Hodelet, N. & Hughson, M. (2001) What to do when a patient commits suicide. Psychiatric Bulletin, 25, 43–45.

Linke, S., Wojciak, J. & Day, S. (2002) The impact of suicide on community mental health teams: findings and recom-
mendations. Psychiatric Bulletin, 26, 50–52.

Yousaf, F., Hawthorne, M. & Sedgwick, P. (2002) Impact of patient suicide on psychiatric trainees. Psychiatric Bulletin, 26, 53–55.

Вопросы с множественным выбором

1. Относительно самоубийства пациента:

а) самоубийство пациента – довольно распространенное событие;

б) менее 50% психиатров-консультантов теряют пациента вследствие самоубийства;

в) самоубийство пациента воздействует на всех членов бригады, а не только на психиатров;

г) немногие психиатры переживают более одного случая самоубийства пациента;

д) менее 30% психиатров-стажеров переживают самоубийство пациента.

2. Последствия самоубийства пациента:

а) более выражены у психиатров с большим стажем практической работы;

б) обычно ограничиваются местом работы;

в) обычно незначительные;

г) сказываются на профессиональной работе, например большее использование научных данных, полученных в результате наблюдения случаев самоубийства;

д) обычно кратковременные.

3. Формализованное обучение в отношении самоубийства пациента во время стажировки:

а) обычно доступно для психиатров-стажеров;

б) не приносит большой пользы;

в) нацелено на последовательное рассмотрение сложных вопросов, связанных с самоубийством пациента;

г) должно быть исключено из программ стажировки;

д) следует проводить во время стажировки специалистов более высокого уровня.

4. После самоубийства пациента обычно считается бесполезным следующее:

а) неформальная поддержка со стороны коллег;

б) неформальная поддержка со стороны семьи и друзей;

в) консультанты-психиатры;

г) духовная поддержка;

д) освещение в средствах массовой информации.

5. В будущем можно было бы с пользой включать:

а) принудительное посещение членом бригады похорон пациента;

б) формальные наблюдательные комиссии по рассмотрению инцидентов, определяющие соразмерность вины и ответственности;

в) игнорирование проблем, связанных с самоубийством пациента, до тех пор, пока они не возникнут фактически;

г) разработка программ местных бригад в связи с самоубийством пациента;

д) избегание контакта с семьей пациента.

Ответы на вопросы с множественным выбором

  1   2     3    4    5
аН  аН  аН  аН  аН
бН  бН  бН  бН  бН
вВ  вН  вВ  вН  вН
гН   гВ  гН   гН   гВ
дН  дН  дН  дВ  дН

В — верно. Н — неверно.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2007. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.