Вып. 32, год 2007

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

КОММЕНТАРИИ


 

Этические аспекты судебно-психиатрической практики
комментарии

Alfredo Calcedo-Barba
Адрес для корреспонденции: Alfredo Calcedo-Barba, Department of Psychiatry, Hospital Universitario Gregorio Maraсуn, Complutense University, Madrid, Spain
The ethical implications of forensic psychiatry practice

Нет никаких сомнений в том, что судебная психиатрия достигла своего совершеннолетия и теперь пользуется уважением как одна из основных узких специальностей. Тем не менее определенная полемика вокруг нее все еще продолжается: подвергается сомнению лежащая в основе этой специальности система ценностей, а также применяемые ею практические методы. Фактически возникал даже вопрос, не противоречит ли в какой-то степени система ценностей судебной психиатрии системе ценностей психиатрии или медицины вообще.

Вероятно, большинство судебных психиатров не видят ничего предосудительного в работе в пользу обвинения даже в тех случаях, когда их сотрудничество может усугубить суровость приговора, тогда как некоторые психиатры, не связанные с работой суда, считают это жестоким и негуманным. Примером такой ситуации является дело Андреи Йейтс [1] — женщины, страдающей шизоаффективным расстройством, которая в бредовом состоянии утопила своих пятерых детей в ванне собственного дома в Хьюстоне. К этому делу были привлечены самые выдающиеся судебные психиатры страны, работавшие как на стороне обвинения, так и на стороне защиты. Эксперты с обеих сторон были единодушны относительно диагноза, а также того факта, что обвиняемая на момент совершения преступления находилась в очевидном психотическом состоянии. Разногласия возникли во время анализа преступного поведения: высказывались разные мнения по поводу того, какую часть поведения следует считать рациональной, а какую — иррациональной. Неожиданно для многих Андреа Йейтс была приговорена к пожизненному заключению. Правда, апелляционный суд назначил новое слушание этого дела. Психиатр, участвовавший в этом процессе на стороне обвинения, подвергся жесткой критике со стороны адвокатов защиты и должен был признать ошибку, допущенную им во время дачи показаний [2]. Его раскритиковали также ученые юристы [3] и психиатры, поставившие под сомнение судебную систему с гендерной точки зрения [4, 5]. Все это лишний раз доказывает существование проблемы, с которой все чаще приходится сталкиваться судебным психиатрам: проблемы давления, исходящего от разных сторон судебного процесса [6, 7].

Проблема заключается в том, как согласовать судебно-психиатрическую практику в ситуациях, подобных делу Йейтс, с традиционными ценностями медицинской практики. Appelbaum [8] писал, что “психиатры действуют за рамками медицинской системы, когда вступают в судебную сферу, где этические принципы, оправдывающие их поведение, попросту другие”. Принципы милосердия и непричинения вреда уступают первенство принципу истины и объективности, царящему в судебном органе. Вероятно, судебные психиатры утратили бы свою главную “медицинскую сущность”, если бы они просто считали объективность высшей ценностью. Следовательно, уважение к личности следует считать второй моральной нормой [9], что по сути является распространением на судебно-психиатрическую практику доктрины “информированное (осознанное) согласие”. Подэкспертный должен осознавать последствия судебной экспертизы и то, что информация, которую он сообщит судмедэксперту, может быть использована обвинением против него. Для него должно быть совершенно ясно, что никто не гарантирует ему конфиденциальности.

Таким образом, в своей практике нам следует руководствоваться двумя главными ценностями: объективностью и уважением личности. Но можем ли мы считать, что этого достаточно? Очевидно, нет. Это вывело бы судебных психиатров далеко за рамки самых главных ценностей медицины. Есть ли у нас возможность все-таки ощущать себя врачами? Отвечая на этот вопрос, Weinstock [10] ссылается на Candilis [11]. По мнению этих авторов, каждая профессия “имеет собственную историю и собственный перечень обязанностей, ценностей и идеалов, составляющих суть ее идентичности и цельности”. “Историческое описание закрепляет эту профессию в ценностях, не поддающихся превратностям социальных и ситуативных вмешательств” [10]. Можно смотреть на судебного психиатра узко — как на представителя общества и суда, однако более широкий взгляд на профессию в целом допускает влияние традиционных врачебных ценностей на судебную функцию психиатра.

Как показывает в своей статье Arboleda-Flуrez, судебная психиатрия — это нечто гораздо большее, чем участие в судебном процессе в качестве свидетеля-эксперта. Наша специальность — это совокупность определенных знаний и определенных методов, позволяющих пролить свет на те практические сферы, где сталкиваются различные системы ценностей. Мы научились оставаться верными своей медицинской этике, даже работая на обвинение, как это было в деле Андреа Йейтс. Даже в подобных случаях мы выполняем свою врачебную функцию, содействуя в то же время утверждению ценностей нашего общества.

Судебная психиатрия — чрезвычайно интересная специальность: ее представителям, желающим сберечь этическое наследие медицины, приходится сталкиваться с постоянными этическими проблемами. Необходимость погружаться в судебную систему, основанную на противостоянии сторон, не должна вызывать у нас пессимизма. Независимо от того, на чьей стороне мы выступаем, сохранение некоторых из наших традиционных медицинских ценностей — дело вполне возможное.

ЛИТЕРАТУРА

1. CourtTV. Texas mom drowns kids. http://www.courttv.com/trials/yates.

2. CourtTV. Witness at heart of Yates’ appeal explains error. http://www.courttv.com/ trials/yates/010705_dietz_ctv.html.

3. Denno DW. Who is Andrea Yates? A short story about insanity. Duke Journal of Gender Law and Policy. 2003; 10.

4. Spinelli MG. Maternal infanticide associated with mental illness: prevention and the promise of saved lives. Am J Psychiatry. 2004; 161:1548–1557.

5. Spinelli MG. Infanticide: contrasting views. Arch Women Ment Health. 2005; 8:15–24.

6. Binder RL. Liability for the psychiatrist expert witness. Am J Psychiatry. 2002; 159:1819–1825.

7. Norris DM. Gutheil TG. Harassment and intimidation of forensic psychiatrists: an update. Int J Law Psychiatry. 2003; 26:437–445.

8. Appelbaum PS. The parable of the forensic psychiatrist: ethics and the problem of doing harm. Int J Law Psychiatry. 1990; 13:249–259.

9. Appelbaum PS. A theory of ethics for forensic psychiatry. J Am Acad Psychiatry Law. 1997; 25:233–247.

10. Weinstock, R. Leong, GB. Silva, JA. Ethical guidelines. In: Rosner R., editor. Principles and practice of forensic psychiatry. London: Oxford University Press; 2003:57–72.

11. Candilis PJ. Martinez R. Dording C. Principles and narrative in forensic psychiatry: toward a robust view of professional role. J Am Acad Psychiatry Law. 2001; 29:167–173.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2007. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.