Вып. 35, год 2008

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ГЕРОНТОПСИХИАТРИЯ


Advances in Psychiatric Treatment 2008; 14: 71–77

Расстройства личности у лиц пожилого возраста: 
насколько они распространены и что можно сделать?
Aparna Mordekar и Sean A. Spence
Адрес для корреспонденции: Aparna Mordekar, Beighton Hospital, Seveneir’s Road,
Sheffield S20 1NZ, UK.
Email: aparna.mordekar@sct.nhs.uk
Personality disorder in older people:
how common is it and what can be done?
© 2008 The Royal College of Psychiatrists.
Printed by permission

Aparna Mordekar — старший штатный врач, работающая по скользящему графику в больнице Beighton г. Шеффилда, интересуется вопросами соматоконсультативной психиатрии.

Sean Spence — профессор кафедры общей взрослой психиатрии Шеффилдского университета. Свою научную работу посвящает в основном контролю сознательного поведения при болезни и в здоровом состоянии.

Расстройства личности среди людей пожилого возраста (65 лет и старше) практически не изучены. Однако по мере старения населения планеты мы должны ожидать возрастания количества индивидов с расстройствами оси II, доживающих до старческого возраста. Мы провели качественный обзор литературы последних лет, посвященной таким вопросам, как изменения личности и расстройства в пожилом возрасте, их распространенность и возможное уменьшение интенсивности их проявлений.

Поскольку численность населения, которое доживает до старости, возрастает, можно было бы ожидать, что в этой группе будут более распространены психические заболевания, чаще связанные с ранним и средним периодом взрослости. Поэтому мы решили выяснить все, что известно о распространенности и лечении расстройств личности среди лиц пожилого возраста (65 лет и старше).

Личность и возраст

Хотя считают, что в годы зрелости основные черты личности человека остаются устойчивыми, незначительные изменения ее проявлений могут возникать по мере старения. Например, усиление обсессивно-компульсивных черт — нередкое явление среди людей пожилого возраста, которое может отражать не столько изменение присущих индивиду свойств личности, сколько приспособление его к слабеющим силам или к изменившимся отношениям и окружающей обстановке (Engels et al, 2003). Неврологический субстрат сниженной приспособляемости также в разное время был исследован в контексте цереброваскулярной патологии (Stone et al, 2004) и снижения концентрации нейромедиаторов центральной нервной системы, например дофамина (Volkow et al, 1998).

Расстройство личности (вставка 1) — спорная концепция, однако диагноз сохраняется у людей пожилого возраста при условии, что можно установить признаки стойкого нарушения функционирования, предшествовавшего имеющимся проявлениям. Если говорить простыми словами, расстройством личности можно считать стойкий характер дезадаптивного поведения в межличностных отношениях (Kroessler, 1990). Следовательно, хотя старческий возраст, возможно, слишком поздний период для проявления расстройства личности (возможно, указывающего на кульминацию многих неблагоприятных для индивида событий), однако здесь есть по меньшей мере преимущество для врача, проводящего обследование, в том, что во время оценки состояния пациента он может проанализировать данные анамнеза и особенности поведения за очень длительный период времени.

Распространенность

Данных о распространенности расстройств личности среди людей пожилого возраста сравнительно мало, однако в МКБ–10 утверждается, что такие расстройства являются стабильными и долговечными (World Health Organization, 1992: p. 200). Отсюда можно сделать вывод, что расстройство личности “следует” находить в этой страте населения. Однако по мере старения можно ожидать, что определенные “проблемные” формы поведения, ассоциированные с расстройством личности (например, импульсивность, агрессия, сексуальная распущенность, драчливость и нарушение закона), будут проявляться реже. Однако сопутствующие психические расстройства могут усиливать проявление других дисфункциональных черт: например, среди людей пожило го возраста отмечается доминирование социальной отгороженности и тяжелых депрессивных и дистимических расстройств (Devanand, 2002).

По приблизительным оценкам, распространенность расстройств личности среди людей пожилого возраста в населении составляет около 10% (вставка 1) (Abrams & Horowitz, 1996).

Среди пациентов пожилого возраста расстройство личности было описано у 6% индивидов с органическими психическими расстройствами и 24% — с тяжелым депрессивным расстройством (Kunik et al, 1994). В этой выборке расстройства личности кластера В (в основном тревожный и зависимый типы) были также более распространенными. У пациентов, страдающих депрессией с ранним началом, чаще отмечались дисфункциональные признаки личности, в основном избегающей, зависимой и “без других указаний” (Kunik et al, 1994; Abrams & Horowitz, 1996). Кроме того, получены некоторые данные о том, что среди пациентов пожилого возраста с
тяжелым депрессивным расстройством расстройство
личности ассоциируется с рекуррентным характером (депрессивного) заболевания (Kunik et al, 1994).

Еще в одном исследовании было установлено, что среди 76 индивидов пожилого возраста у 31% (24) было расстройство личности. Из них у 17% (4) было обсессивно-компульсивное расстройство личности, у 12% (3) — избегающее расстройство и у 5% (1) — пограничное
расстройство личности (Devanand et al, 2000).

Как уже упоминалось, считается, что с возрастом происходит редукция некоторых проявлений диссоциального поведения и ослабление симптомов расстройств личности кластера Б (вставка 1). Если это происходит на самом деле, такие процессы можно объяснить следующим:

· редукция ярких проявлений поведения, присущая старению;

· возрастные нейробиологические изменения, которые влияют на проявление диссоциального поведения;

· усиление физической несостоятельности, снижение способности к “отреагированию”;

· естественный отсев (из-за смерти) тех, кто умер вследствие суицида или других причин, связанных с расстройством личности (например, безрассудной неосторожности);

· исключение из исследований индивидов пожилого возраста с антисоциальным расстройством личности, которые находятся в тюрьме или в судебно-психиатрических больницах (Fazel et al, 2001);

· эффект когорт, в силу которого группы индивидов пожилого возраста формируются из когорт с более низкой (ранее существовавшей) распространенностью расстройства личности, чем более молодые индивиды, с которыми их сравнивают.


Вставка 1. Диагностические категории расстройства личности

DSM–IV (American Psychiatric Association, 1994)

Кластер A: “эксцентрические”

· Параноидное.

· Шизоидное.

· Шизотипное.

Кластер Б: “ярко проявляющиеся”

· Антисоциальное

· Пограничное.

· Истерическое (гистрионное).

· Нарциссическое.

Кластер В: “тревожные”

· Избегающее.

· Зависимое.

· Обсессивно-компульсивное.

МКБ–10 (World Health Organization, 1992)

· Параноидное.

· Шизоидное.

· Диссоциальное.

· Эмоционально неустойчивое.

· Истерическое.

· Навязчивое (ананкастическое).

· Тревожное.

· Зависимое.


Вставка 2. Препятствия для диагностики

· Отсутствие коинформанта.

· Коинформант, который почти ничего не знает о раннем периоде жизни пациента.

· Не заслуживающие доверия пациент и/или коинформант.

· Когнитивное нарушение у пациента и/или у коинформанта.

· Характеристики коинформанта (например, стыд, минимизация, смущение, вина) влияют на его сообщения.

· Тяжелое психическое заболевание у пациента.

· Сходство расстройств осей I и II, например параноидное расстройство личности против парафрении; диссоциальная личность против лобно-височной деменции.


Также возможно, что естественное течение расстройства сопровождается постепенным улучшением. Несомненно, отдельные исследователи уверены, что определенные расстройства личности, например пограничное, с возрастом могут “выгорать”. На самом деле, исход
последнего обычно более благоприятный, чем обычно признается (Stone, 1993). Во время катамнестического обследования у двух третей отмечается клиническое улучшение, хотя у них могут сохраняться незначительно выраженные резидуальные симптомы (Stone et al, 1987). В одном исследовании было установлено, что только у четверти индивидов с первоначальным диагнозом пограничного расстройства личности сохранялась развернутая картина в период длительного динамического наблюдения (Zanarini, 2003). По мере старения индивида, по-видимому, первой исчезает импульсивность, затем улучшаются межличностные отношения и последними ослабевают или исчезают аффективные симптомы.

В Англии и Уэльсе Fazel и коллеги (2001) изучили расстройство личности среди пожилых заключенных. Распространенность составила 30% (в целом), при этом избегающее и антисоциальное расстройства вносили самый большой вклад (8,3% каждое), затем следовали ананкастическое (7,9%), шизоидное (6,4%) и параноидное (3,4%).

Расстройство личности как фактор риска жестокого обращения

Если у человека тяжелая личность, повышается ли для него риск по мере того, как он становится старым и, возможно, немощным? Из потенциальных факторов риска жестокого обращения со старым индивидом, выявленных Комитетом палаты общин по вопросам охраны здоровья (House of Commons Health Committee, 2004), установлено, что социальная изоляция и плохие отношения с опекающим человеком могут отражать трудные свойства личности; однако другие больше относят это к злоумышленнику, чем к жертве, например зависимость жестоко обращающегося человека от индивида, по отношению к которому он проявляет жестокость, и анамнестическим данным о нарушениях в психической сфере, расстройству личности или проблемам, связанным с наркотиками и алкоголем у злоумышленника. Общественность, возможно, считает, что риск жестокого обращения более высокий для индивидов пожилого возраста, которые находятся на попечении в стационарах или в домах престарелых, однако свыше двух третей случаев жестокого обращения с пожилыми людьми происходят в собственных домах жертв (рис. 1).

* Многоквартирный дом для людей пенсионного возраста, в котором обеспечено обслуживание; в доме также живет комендант, которого можно в любое время вызвать по телефону (прим. ред.).

Рис. 1. Место жительства пожилых людей, подвергавшихся жестокому обращению в Соединенном Королевстве (House of Commons Health Committee, 2004)

Индивиды пожилого возраста с тревожным и зависимым расстройствами личности особенно подвергаются жестокому обращению (Kurrle et al, 1991), так же как и люди с органическим изменением личности (Hansberry et al, 2005). Это может быть обусловлено расторможенностью, неспособностью общаться и/или отсутствием способности принимать решения.

Сопутствующие заболевания, связанные с расстройством личности

Расстройство личности часто ассоциируется с психическим расстройством оси I, и это может создавать проблемы для пациентов и тех, кто о них заботится. Связь между депрессией и расстройством личности, по-видимому, хорошо обоснована (Devanand, 2002). Кроме того, многие пациенты с поздним началом шизофрении никогда не женятся (не выходят замуж), живут одиноко и, возможно, имели патологические черты личности в преморбидном периоде (Fuchs, 1999).

Аффективное расстройство

Полученные согласованные данные позволяют предполагать сильную связь между расстройством личности и депрессией. Пример конкретного случая описан во вставке 3. В одном исследовании частота расстройства личности с сопутствующим диагнозом тяжелой депрессии составила 24% (Kunik et al, 1994). У индивидов пожилого возраста с расстройством личности отмечается высокая частота (73%) депрессии с началом в зрелом возрасте, а не в позднем (45%) (Camus et al, 1997).


Вставка 3. Расстройство личности и депрессия: пример конкретного случая

Вдову 69 лет направили к психиатру по поводу депрессивных симптомов, возникших после социальных стрессоров (сын эмигрировал). Она почти не поддавалась лечению антидепрессантами, которые были назначены ее врачом общей практики.

Выяснилось, что она скрыла информацию о том, что контактировала с психиатрическими службами в раннем периоде взрослой жизни по поводу повторяющихся самоповреждений (нанесение ран на запястья).

Внесение последних стрессоров в контекст ее более долговременных проблем помогло ей адаптироваться (она пережила разлуки в прошлом и выжила).

Лечение антидепрессантами было откорректировано; психиатрическая бригада осуществляла последующее наблюдение. Депрессия хорошо поддавалась лечению и пациентка возвратилась к самостоятельной жизни.


В выборке людей пожилого возраста с дистимическим расстройством личности у меньшинства было сопутствующее расстройство личности, в основном обсессивно-компульсивного и избегающего подтипов (Devanand et al, 2000).

Тревожное расстройство

Тревога часто сопутствует депрессии. У индивидов с расстройствами личности кластера В, по-видимому, чаще развиваются фобии, тревожное расстройство и острое стрессовое расстройство. Sanderson и коллеги (1994) изучали расстройство личности у 347 пациентов с тревожным расстройством и установили, что наиболее распространенными были избегающий (13%), обсессивно-компульсивный (11%) и зависимый подтипы (8%).

Соматизированное расстройство

Две трети индивидов пожилого возраста с депрессией высказывали ипохондрические идеи (De Alarcon, 1964); основным предметом озабоченности были внутренние органы. У 30% этих пациентов ипохондрические идеи (озабоченность соматическим здоровьем или ипохондрия) предшествуют развитию депрессивной симптоматики.

Злоупотребление психоактивными веществами

При определенных расстройствах личности, особенно кластеров Б и В, чаще наблюдается проблемное употребление алкоголя. В исследовании, проведенном Speer и Bates (1992), было установлено, что у людей пожилого возраста чаще устанавливается “тройной диагноз” расстройства личности, алкогольной зависимости и депрессии.

Синдром Диогена

Некоторые считают, что синдром Диогена является конечной стадией расстройства личности. Он проявляется крайне пренебрежительным отношением к себе, при этом нет никаких признаков соматического или психического расстройства, достаточно выраженных для того, чтобы можно было объяснить это состояние. Синдром Диогена можно рассматривать как реакцию человека с конкретным типом личности на старость и одиночество. Этот синдром может также быть реакцией на стресс у индивидов с определенными характеристиками личности, например шизотипными или ананкастическими (Rosenthal et al, 1999).

Деменция

Разумеется, при органических расстройствах возникают изменения личности, даже если они не классифицируются как расстройство личности. Такие изменения, как апатия и дисфория, описаны при болезни Альцгеймера (Landes et al, 2005). Лобно-височная деменция характеризуется изменениями личности, например отсутствием критического отношения к своему состоянию, апатией и расторможенностью. Не у всех индивидов возникают подобные изменения, но у тех, у кого возникают, по данным публикаций, наблюдаются три типа: изменение при развитии деменции; текущее изменение по мере прогрессирования заболевания; изменение в сторону беспокойного поведения (Petry et al, 1989). Лица, осуществляющие уход, часто описывают изменения личности, например становится “необщительным”, несерьезным, раздражительным, неблагоразумным, унылым, холодным и жестоким, полагается на других (Wattis, 1998). Некоторые из этих характеристик могут быть обусловлены органическими изменениями, тогда как другие являются реакцией на деменцию. Возможно также, что ослабоумливающий процесс “высвобождает” глубинные склонности, которые пациент способен был лучше контролировать, когда был здоров.

Лечение расстройства личности

Очень мало доступной литературы о лечении расстройства личности у индивидов пожилого возраста: базовые принципы перечислены во вставке 4. Однако, как уже упоминалось, расстройство личности обычно сопровождается расстройством оси I, поэтому разумное лечение последнего может редуцировать определенные симптомы расстройства личности.

Роль лекарственных препаратов в лечении

Лекарственная терапия часто проводится для лечения функциональных психических заболеваний, которые сопутствуют расстройствам личности.

Главной опорой фармакологического лечения депрессивных расстройств несомненно являются антидепрессанты. Однако из-за физической слабости и психологических изменений, возникающих с возрастом, вначале их часто назначают в низких дозах, медленно повышая их. Из всех антидепрессантов чаще всего применяют селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), поскольку они вызывают более безопасные побочные эффекты и реже взаимодействуют с другими лекарственными препаратами. Kunik и коллеги (1994) сообщали о том, что стационарные пациенты пожилого возраста как с расстройством личности, так и без него, страдавшие тяжелой депрессией, в равной мере получали пользу от лечения в основном антидепрессантами или методом электросудорожной терапии (ЭСТ). Наоборот, Thompson и коллеги (1987) установили, что сопутствующее расстройство личности у пациентов пожилого возраста с тяжелой депрессией повышало вероятность эффективности психотерапии.


Вставка 4. Принципы лечения расстройства личности

· Формируйте терапевтический альянс.

· Лечите любое сопутствующее расстройство оси I.

· Используйте последовательный подход.

· Применяйте поддерживающую когнитивную психотерапию.

· Устанавливайте хорошие связи с другими специалистами.

· Вовлекайте других значимых людей, если это возможно.


Антипсихотические препараты в низких дозах в основном применяются для контроля ажитации и психотических симптомов (Bouman & Pinner, 2002). Надлежащее применение этих препаратов у людей пожилого возраста все чаще становится предметом дискуссии: типичные антипсихотические препараты в основном чаще вызывают экстрапирамидные побочные эффекты, однако возникает обеспокоенность по поводу безопасности атипичных антипсихотических препаратов в этой возрастной группе (Herrmann & Lanctot, 2006). Здесь, по-видимому, очень важно применять минимальные эффективные дозы (так же как в других областях медицины).

Роль психотерапии в лечении

Некоторые проявления причиняющих беспокойство черт личности устраняются при лечении ассоциированного или основного функционального расстройства. Однако при наличии у пациента стойких или резидуальных симптомов расстройства личности иногда полезен последовательный подход со стороны опытного психотерапевта.

Как и в случае с более молодыми пациентами с расстройством личности, формирование терапевтического альянса может быть затруднено. Можно применять поддерживающую, динамическую и когнитивную психотерапию в зависимости от предъявляемых жалоб. Важно иметь последовательный подход, при этом соблюдаются четкие границы и предусматривается хорошая коммуникация между специалистами. Важно также вовлекать лиц, которые заботятся о больных, и корригировать (если уместно и возможно) их реакции на неправильное поведение (Davison, 2002).

Данные исследований позволяют предполагать, что современное поколение людей пожилого возраста положительно настроено на то, что разговорная терапия может помогать большинству индивидов с тяжелой депрессией и они предпочитают психологические методы лечения вместо лекарственной терапии (Rokke & Scogin, 1995). Таким образом, хотя вначале люди пожилого возраста менее склонны обсуждать свои психологические проблемы, они явно не отвергают идею о психологическом вмешательстве.

Тем не менее применение различных видов психотерапии у представителей этой популяции расширяется медленно, в основном из-за эйджизма, отрицательных стереотипных представлений об излечимости пожилых людей и ощущаемого недостатка принципов психотерапии в позднем периоде жизни (Hepple, 2004). Преобладание органических или биологических моделей старости, возможно, сместило поле в сторону объяснений заболеваний пожилого возраста “мозговой”, а не “душевной” природой.

Когнитивно-поведенческая психотерапия

Получены некоторые данные, свидетельствующие о том, что адаптированная когнитивно-поведенческая психотерапия (КПП) эффективна у людей пожилого возраста в устранении отрицательных мыслей, выявлении дисфункциональных циклов, которые могут возникать, и в предотвращении бесполезных стереотипов мышления (Thompson et al, 1987). В недавно опубликованной в этом журнале статье о применении когнитивно-поведенческой психотерапии у людей пожилого возраста Evans (2007) предложил, как можно ее модифицировать, чтобы она соответствовала степени изменения когнитивного функционирования и ухудшения физического состояния и нарушения органов чувств, наблюдающихся у таких
пациентов. Barrowclough и коллеги (2001) продемонстрировали эффективность когнитивно-поведенческой психотерапии по сравнению с поддерживающим психологическим консультированием по поводу симптомов тревоги.

В старческом возрасте люди часто сталкиваются с огромными трудностями, обусловленными инвалидностью и потерями, — их социальные роли уменьшаются и постепенно исчезают, партнеры и друзья умирают. Все это может провоцировать формирование сниженной самооценки и депрессию. Опять-таки, предшествующие заболеванию свойства личности кластера В могут служить предрасполагающими факторами.

Когнитивно-аналитическая психотерапия

Когнитивно-аналитическая психотерапия помогает пациентам признать некоторые из этих проблем и работать над ними.

“Личность и отношения не описаны надлежащим образом с точки зрения объектов, конфликтов или допущений. Они поддерживаются посредством внутреннего разговора с собой и с другими — разговора с корнями в прошлом и указывающего на будущее. В своих беседах с пациентами психотерапевты становятся важными участниками в этом разговоре и когнитивно-аналитическая психотерапия, я уверен, стимулирует конкретные навыки, необходимые для того, чтобы найти слова и другие знаки, в которых нуждаются пациенты” (Ryle, 2000).

Когнитивно-аналитическая психотерапия применяется при проблемах позднего возраста у пациентов с нарциссизмом, признаками пограничного расстройства и посттравматического синдрома (Hepple & Sutton, 2004).

Психодинамическая терапия

Психодинамическая терапия по меньшей мере так же эффективна, как и когнитивно-поведенческая психотерапия при депрессии у людей пожилого возраста (Thompson et al, 1987), но возраст пациента может влиять на характер переноса и контрпереноса. В большинстве случаев можно предвидеть, что пациент будет старше — возможно, значительно, — психотерапевта, и это может заслуживать рассмотрения вначале, во время распределения пациентов и супервизии.

Диалектическая поведенческая психотерапия

Было показано, что индивиды пожилого возраста с расстройствами личности, у которых развилась депрессия, меньше поддаются лечению методами психотерапии, специфическими для депрессии (Robins, 2003). В таких случаях, оказывается, что диалектическая поведенческая психотерапия может быть перспективной (Lynch, 2000). Адаптация поведенческой психотерапии — диалектическая поведенческая психотерапия — нацелена на изменение эмоциональной “дисрегуляции” (Robins, 2003). Lynch установил, что она снижала уровень стресса, связанного с межличностными отношениями, уменьшая чувство беспомощности, пациенты реже использовали методы совладания с трудностями, включающие избегание, отстраненность и чрезмерную эмоциональность, кроме того, уменьшались зависимость, исчезало желание угождать другим.

Поддерживающая психотерапия

Поддерживающая психотерапия может быть полезной для индивидов с расстройствами личности, у которых отмечаются низкая самооценка и слабая уверенность в себе; она также помогает им в решении проблем и в снижении риска последующих рецидивов или деградации (Bloch, 1979). Психодинамически ориентированная поддерживающая терапия помогает усиливать “функцию эго” и улучшать адаптацию к реальной обстановке (Rockland, 1989). Изменения личности часто возникают при деменции, и поддерживающая психотерапия помогает заболевшему пациенту, а также оказывает некоторую поддержку тем, кто о нем заботится (Junaid & Hegde, 2007).

Семейная психотерапия

Аналогично, семейная психотерапия может помогать семьям индивидов с деменцией, сопровождающейся изменением личности; она может быть особенно полезной при психологическом консультировании родственников до установления диагноза (Qualls, 2000). Семейная психотерапия может также повышать уровень осведомленности о семейной динамике, которая влияет на пациента (Hepple, 2004).

Нидотерапия

Возрастает количество доказательств того, что нидотерапия может помочь более молодым людям с расстройствами личности достигнуть более высокого уровня функционирования в сообществе. Она предусматривает систематическое приспособление окружающей обстановки, чтобы удовлетворить потребности индивида (Tyrer & Bajaj, 2005). Принципы нидотерапии можно использовать для группы лиц пожилого возраста с тем, чтобы способствовать улучшению навыков совладания и социального функционирования, умело изменяя их физическую обстановку, в которой они находятся, и социальное окружение. Наиболее очевидный способ таких изменений — предложить пациенту доступ к попечению в резидентных условиях.

Выводы

В настоящее время очень мало литературы о расстройствах личности среди индивидов пожилого возраста. Возможно, причина в том, что сами расстройства личности являются довольно спорными и традиционно геронтопсихиатрические службы обычно сосредоточиваются на лечении деменции и тяжелых расстройств оси I. Однако вполне вероятно, что большее количество пациентов со стойкими расстройствами оси II доживут до старости. Сейчас подходящее время для того, чтобы ученые-исследователи изучили сложные потребности и проблемы, связанные со старением, в этой группе людей.

Декларация интересов. Нет.

ЛИТЕРАТУРА

Abrams, R. C. & Horowitz, S. V. (1996) Personality disorders after age 50: a meta-analysis. Journal of Personality Disorder, 10, 271–281.

Barrowclough, C., King, P., Colville, J., et al (2001) A randomised trial of effectiveness of cognitive–behavioural therapy and supportive counselling for anxiety symptoms in older adults. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 69, 756–762.

Bloch, S. (1979) Supportive psychotherapy. An Introduction to the Psychotherapies (ed. S. Bloch), pp. 294–319. Oxford University Press.

Bouman, W. P. & Pinner, G. (2002) Use of atypical antipsychotic drugs in old age psychiatry. Advances in Psychiatric Treatment, 8, 49–58.

Camus, V., de Mendonca Lima, C. A., Gaillard, M., et al (1997) Are personality disorders more frequent in early onset geriatric depression? Journal of Affective Disorder, 46, 297–302.

Davison, S. E. (2002) Principles of managing patients with personality disorder. Advances in Psychiatric Treatment, 8, 1–9.

De Alarcon (1964) Hypochondriasis and depression in the aged. Gerontology Clinic (Basel), 55, 266–277.

Devanand, D. P. (2002) Comorbid psychiatric disorders in late life. Biological Psychiatry, 52, 236–242.

Devanand, D. P., Turret, N., Moody, B. J., et al (2000) Personality disorders in elderly patients with dysthymic disorder. American Journal of Geriatric Psychiatry, 8, 188–195.

Engels, G. I., Duijsens, I. J., Haringsma, R., et al (2003) Personality disorders in the elderly compared to four younger age groups: a cross-sectional study of community residents and mental health patients. Journal of Personality Disorder, 17, 447–459.

Evans, C. (2007) Cognitive behavioural therapy with older people. Advances in Psychiatric Treatment, 13, 111–118.

Fazel, S., Hope, T., O’Donnell, I., et al (2001) Hidden psychiatric morbidity in elderly prisoners. British Journal of Psychiatry, 179, 535–539.

Fuchs, T. (1999) Patterns of relation and premorbid personality in late paraphrenia and depression. Psychopathology, 32, 70–80.

Hansberry, M. R., Chen, E. & Gorbien, M. J. (2005) Dementia and elder abuse. Clinics in Geriatric Medicine, 21, 315–332.

Hepple, J. (2004) Psychotherapies with older people: an overview. Advances in Psychiatric Treatment, 10, 371–377.

Hepple, J. & Sutton, L. (eds) (2004) Cognitive Analytic Therapy in Later Life. A New Perspective on Old Age. Brunner-Routledge.

Herrmann, N. & Lanctot, K. L. (2006) Atypical antipsychotics for neuropsychiatric symptoms of dementia: malignant or maligned? Drug Safety, 29, 833–843.

House of Commons Health Committee (2004) Elder Abuse: Second Report of Session 2003–04. Volume 1: Report, together with Formal Minutes. TSO (The Stationery Office). http://www.publications.parliament.uk/pa/cm200304/cmselect/cmhealth/111/11101.htm

Junaid, O. & Hegde, S. (2007) Supportive psychotherapy in dementia. Advances in Psychiatric Treatment, 13, 17–23.

Kroessler, D. (1990) Personality disorder in the elderly. Hospital and Community Psychiatry, 41, 1325–1329.

Kunik, M. E., Mulsant, B. H., Rifai, A. H., et al (1994) Diagnostic rate of comorbid personality disorder in elderly psychiatric inpatients. American Journal of Psychiatry, 151, 603–605.

Kurrle, S. E., Sadler, P. M. & Cameron, I. D. (1991) Elder abuse: an Australian case series. Medical Journal of Australia, 155, 150–153.

Landes, A. M., Sperry, S. D. & Strauss, M. E. (2005) Prevalence of apathy, dysphoria and depression in relation to dementia severity in Alzheimer’s disease. Journal of Neuropsychiatry and Clinical Neurosciences, 17, 342–349.

Lynch, T. R. (2000) Treatment of elderly depression with personality disorder comorbidity using dialectical behaviour therapy. Cognitive and Behavioural Practice, 7, 468–477.

Petry, S., Cummins, J. L., Hill, M. A., et al (1989) Personality alterations in dementia of Alzheimers type: three year follow up study. Journal of Geriatric Psychiatry and Neurology, 2, 203–207.

Qualls, S. H. (2000) Therapy with ageing families: rationale, opportunities and challenges. Aging and Mental Health, 4, 191–199.

Robins, C. (2003) Dialectical behavior therapy for borderline personality disorder. Psychiatric Annals, 32, 608–616.

Rockland, L. H. (1989) Supportive Therapy: A Psychodynamic Approach. Basic Books.

Rokke, P. D. & Scogin, F. (1995) Depression treatment preferences in younger and older adults. Journal of Clinical Geropsychology, 1, 243–257.

Rosenthal, M., Stelian, J., Wagner, J., et al (1999) Diogenes syndrome and hoarding in the elderly: case reports. Israel Journal of Psychiatry and Related Sciences, 36, 29–34.

Ryle, A. (2000) ‘What Are The Origins of CAT?’. Association for Cognitive Analytic Therapy. http://www.acat.me.uk/catorigins.php

Sanderson, W., Wetzler, S., Beck, A., et al (1994) Prevalence of personality disorders among patients with anxiety disorders. Psychiatry Research, 51, 167–174.

Speer, D. C. & Bates, K. (1992) Comorbid mental and substance disorders among older psychiatric patients. Journal of the American Geriatric Society, 40, 886–890.

Stone, M. H. (1993) Long-term outcome in personality disorders. British Journal of Psychiatry, 162, 299–313.

Stone, M. H., Hurt, S. W. & Stone, D. K. (1987) The PI–500: Long term follow-up of borderline in-patients meeting DSM–III criteria. I: Global outcome. Journal of Personality Disorders, 1, 291–298.

Stone, J., Townend, E., Kwan, J., et al (2004) Personality change after stroke: some preliminary observations. Journal of Neurology, Neurosurgery and Psychiatry, 75, 1708–1713.

Thompson, L., Gallagher, D. & Breckenridge, J. S. (1987) Comparative effectiveness of psychotherapies for depressed elders. Journal of Consultant and Clinical Psychology, 55, 385–390.

Tyrer, P. & Bajaj, P. (2005) Nidotherapy: making the environment do the therapeutic work. Advances in Psychiatric Treatment, 11, 232–238.

Volkow, N. D., Gur, R. C., Wang, G., et al ( 1998) Association between decline in brain dopamine activity with age and cognitive and motor impairment in healthy individuals. American Journal of Psychiatry, 155, 344–349.

Wattis, J. (1998) Personality disorder and alcohol dependence. Seminars in Old Age Psychiatry (eds R. Butler & B. Pitt), pp. 163–179. Gaskell.

World Health Organization (1992) The ICD-10 Classification of Mental and Behavioural Disorders: Clinical Descriptions and Diagnostic Guidelines. WHO.

Zanarini, M. C., Frankenburg, F. R., Hennen, J., et al (2003) The longitudinal course of borderline psychopathology: 6-year prospective follow-up of the phenomenology of borderline personality disorder. American Journal of Psychiatry, 160, 274–283.

Вопросы с множественным выбором

1. Следующие утверждения верны:

а) по мере старения импульсивность, агрессия и сексуальная распущенность уменьшаются;

б) среди индивидов пожилого возраста признаки антисоциальной и пограничной личности становятся более распространенными;

в) расстройства личности кластера A наиболее распространены среди индивидов пожилого возраста;

г) заболевания, обусловливающие развитие деменции, всегда провоцируют изменения личности;

д) у индивидов пожилого возраста лекарственная терапия всегда помогает при расстройстве личности.

2. Следующие заболевания очень часто ассоциируются с расстройствами личности у индивидов пожилого возраста:

а) депрессия;

б) метахроматическая лейкодистрофия;

в) нервная анорексия;

г) шизофрения;

д) аутизм.

3. Во время лечения расстройств личности у индивидов пожилого возраста:

а) лекарственные препараты могут не приносить пользы в лечении сопутствующих функциональных заболеваний;

б) антипсихотические препараты в низких дозах помогают контролировать беспокойное поведение;

в) люди пожилого возраста уверены, что психотерапия бесполезна для них;

г) методы психотерапии оказались не очень полезными;

д) ЭСТ — метод лечения первого ряда.

4. Следующие виды психотерапии продемонстрировали пользу в лечении расстройства личности у индивидов пожилого возраста:

а) психотерапия, направленная на выполнение родительских обязанностей;

б) когнитивно-аналитическая психотерапия;

в) психологическое консультирование;

г) гомеопатия;

д) ароматерапия.

5. Следующие “эмпирические правила” могут быть полезными при лечении расстройства личности:

а) лечите ассоциированные расстройства оси I;

б) поддерживайте только пациента — исключайте лиц, опекающих его;

в) всегда пытайтесь лечить лекарственными препаратами;

г) никогда не применяйте психотерапию;

д) никогда не собирайте сведения об основных соматических заболеваниях.

 

Ответы на вопросы с множественным выбором

Н — неверно. В — верно.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2008. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.