titl.JPG (8382 bytes)

Вып. 7, год 2000

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ДЕТСКАЯ И ПОДРОСТКОВАЯ ПСИХИАТРИЯ


Britain Medical Journal 1999, 318:765–768

НАЧАЛО РАССТРОЙСТВ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ: ПОПУЛЯЦИОННОЕ ТРЕХЛЕТНЕЕ ИЗУЧЕНИЕ КОГОРТЫ ПОДРОСТКОВ

G C Patton, professor,  R Selzer, research fellow,  C Coffey, research officer,  J B Carlin, associate professor,  R Wolfe, postdoctoral research fellow

Onset of adolescent eating disorders: population based cohort study over 3 years

Centre for Adolescent Health, Department of Paediatrics, University of Moelbourne, Parkville Victoria 3052, Australia
Clinical Epidemiology and Biostatistics , Royal Children’s Hospital Research Institute, Parkville Victoria 3052, Australia

Адрес для корреспонденции: Professor Patton – E-mail: patton@cryptic.rch.unimelb.edu.au

Цель. Изучить предикторы развития новых случаев расстройств пищевого поведения в когорте подростков.

План. Изучить когорту подростков в течение трех лет за шесть этапов.

Обследуемые лица. Учащиеся 44 средних школ штата Виктория в Австралии. Возраст учащихся – 14–15 лет в начале исследования.

Оцениваемые признаки. Вес (кг), рост (см), соблюдение диеты (Шкала соблюдения диеты подростком), наличие психических заболеваний (пересмотренная и дополненная схема клинического интервью), а также расстройство пищевого поведения (разновидность “Теста для оценки расстройств пищевого поведения”). Диагноз расстройства пищевого поведения (неполный синдром) устанавливался в том случае, если у обследуемого обнаруживалось два симптома либо нервной анорексии, либо нервной булимии, соответствующих критериям этих состояний, которые приведены в четвертом издании “Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам” (DSM-IV).

Результаты. В начале исследования у 3,3 % (29/888) девочек и у 0,3 % (2/811) мальчиков отмечались неполные синдромы расстройства пищевого поведения. Частота развития новых случаев расстройства пищевого поведения на 1 000 человек за годы наблюдения составила 21,8 у девочек и 6,0 – у мальчиков. У девочек, соблюдавших строгую диету, расстройство пищевого поведения развивалось в 18 раз чаще, чем у не соблюдавших диету, а у девочек, соблюдавших умеренную диету, оно развивалось в пять раз чаще, чем у не соблюдавших. Психические заболевания служили прогностическим признаком развития расстройства пищевого поведения независимо от характера соблюдения диеты так, что у лиц с наиболее тяжелыми психическими заболеваниями риск развития расстройства пищевого поведения был почти в семь раз выше. После учета факта соблюдения диеты и психического заболевания в прошлом росто-весовой индекс, интенсивность физических упражнений и пол не являлись прогностическими признаками развития расстройства пищевого поведения.

Выводы. Соблюдение диеты – наиболее важный предиктор развития расстройства пищевого поведения. Различия в частоте развития новых случаев такого расстройства между полами в значительной степени объясняются высокими показателями соблюдения диеты и частоты психических заболеваний у девочек. Подростки, контролирующие свой вес с помощью физических упражнений, а не путем ограничений в питании, по-видимому, подвержены меньшему риску развития расстройств пищевого поведения.

Основные положения

Расстройство пищевого поведения у девочек-подростков, соблюдающих строгую диету, развивается в 18 раз, а у соблюдающих умеренную – в пять раз чаще, чем у не соблюдающих диету.

Тяжелые психические заболевания у девочек повышают риск развития расстройства пищевого поведения в семь раз.

Примерно две трети девочек, у которых развивается расстройство пищевого поведения, соблюдают умеренную диету.

Преобладание расстройств пищевого поведения у девочек в значительной степени объясняется более высокими показателями соблюдения диеты и психических заболеваний в прошлом.

Ежедневные физические упражнения, по-видимому, менее опасный метод контроля над весом у подростков.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1999 Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.